Блоги

11.05.2018 : 23.06

Остановим злой беспредел в волшебных сказках!

Песня про злого и доброго волшебника
из кинофильма "Король олень".


Шел волшебник злой на поезд,
Шел себе не торопясь,
Шел, совсем не беспокоясь,
Что кругом и пыль и грязь.
На дела дурные ловок -
Шесть обидел малышей,
Шесть поставил мышеловок,
Чтоб поймалось шесть мышей,
Ни один порвал учебник,
Те, что "Волшеб.изд." издал,
И, конечно, злой волшебник
На вокзал не опоздал.
И, конечно, злой волшебник
На вокзал не опоздал.

Добрый тем же шел маршрутом,
Шел на поезд торопясь,
Задержался на минуту,
Чтоб убрать и пыль и грязь.
Он не мог смириться с фактом,
Что погибнут шесть мышей,
Задержался, чтобы как-то
Успокоить малышей,
И учебники жалея,
Те, что "Волшеб.изд." издал,
Он собрал их все и склеил,
Но на поезд опоздал.
Он собрал их все и склеил,
Но на поезд опоздал.



Решил я, что пришло ныне время поговорить с вами, мои дорогие читатели, о вечной теме добра и зла, и рассказать о том, как её раскрывали в старых, еще советских фильмах-сказках и в фантастических произведениях позднего СССР. Сделать мне это захотелось потому, что хотя СССР уже давно канул в вечность, но вопросов после него осталось великое множество. Самый главный и интересный, и который не дает покоя многим из нас уже очень много лет - это, конечно вопрос о том, почему великая империя, победившая почти весь мир, так бесславно сгинула, в предельно короткий срок, словно её и не было? Как это так странно получилось? Раз и нет! А ведь это была величайшая держава мира!

На этот вопрос, безусловно, уже дано великое множество ответов, разными политиками и мыслителями, но всё равно эта тема столь обширна, что охватить всё в ней, наверно не удастся никому. Всегда нечто останется нерассказанным и неразгаданным в этой вселенской по масштабу истории, а значит, есть не сильно разработанные темы для обсуждения. Поэтому я и захотел поговорить о некоторых фильмах сказках из СССР и о современном виде сказок, то есть о фантастике из СССР, ведь именно на сказках мы с самого раннего детства приучаемся самому главному - различать, что есть добро и что есть зло. Что такое хорошо, и что такое плохо – это главный вопрос для ребенка. А вспомнил я об этих старых историях, поскольку в них было явно нечто, по моему частному мнению, что поспособствовало падению СССР, или же, как минимум, сигнализировало о приближающемся крахе. Есть у меня такое предположение.

Но сначала я хочу рассказать о том, как так получилось, что меня вдруг вообще заинтересовала эта тема добра и зла в киносказках в позднем СССР. С детства мне помнился странный фильм "Король олень". Его как-то не слишком часто показывали по телевизору, но я посмотрев его, еще в детстве, остался помниться в некотором недоумении. Фильм показался мне странным и необычным. Он действительно выглядел каким-то не похожим на остальные фильмы. Понятно, что хотя в детстве это фильм мне показался странным и непонятным, я не сильно задумывался о его странности.

И по большому счету об этой картине и не вспоминал во взрослые годы. И вот совсем недавно я случайно обратил своё внимание на песню из какой-то советской сказочной кинопостановки в интернете. Я искал совсем другую песню, песню как раз из знакомого детства фильма "Король олень", но по ошибке включил песню менестреля из фильма "Сказки старого волшебника". Песня мне понравилась, прослушав её, я стал копаться в памяти, надеясь вспомнить, смотрел я этот фильм раньше или нет. В результате я посмотрел фильм 84 года производства, и после этого у меня в голове появилось смутное ощущение некой любопытной, и возможно важной проблематики, касающейся взаимодействия добра и зла в этих самых фильмах сказках советского периода.

Идея эта пришла мне в голову, главным образом потому что, глядя на эту картину, я увидел действительно какое-то полное окончание истории. Было ощущение, что от картины так и несет каким-то просто могильным тленом. Понятное дело, что речь идет о моем личном ощущении, я знаю, что многим людям этот фильм нравится, но по мне всё в этом фильме наполнено старческим бессилием и вырождением. И сценарий, и артисты, и костюмы, короче всё. Такое впечатление у меня сложилось, что группа артистов и режиссеров придумала просто повод, в виде этого фильма, пожить летом в курортной местности и хорошо отдохнуть, потому они все и отнеслись к своей работе без должного уважения и старания. Но картина между тем, как памятник эпохе, действительно осталась и не канула в Лету.

И вот у меня после просмотра данного фильма и на основе воспоминаний о фильме "Король олень" и появилась в голове некая концепция, с которой я хотел бы немедленно начать работать. Мне захотелось разобраться с тем, как была раскрыта тема борьбы добра и зла в кинематографе в поздний советский период. И понять то, как приближение конца СССР отразилось на том, как эта тема была подана. И не была ли в том, как всё это было раскрыто какого-то специального злого умысла? И раз всё началось с двух заинтересовавших фильмов, то и для начала этого, надеюсь достаточно интересного разговора о добре и зле, я и попробую рассмотреть и проанализировать два замечательных, вроде бы как детских фильма, но поднимающих совсем не детские вопросы - "Король олень" и "Сказки старого волшебника".

Почему мой выбор пал именно на эти две кино сказки, почему именно эти фильмы привлекли моё внимание, раз речь пойдет о раскрытии темы добра и зла в советском кинематографе? Можно же легко возразить здесь - для рассмотрения взяты два чуть ли не самых странных фильма-сказки, созданных за все время существования советского кинематографа. И вообще многие бы назвали сценарии данных произведений "написанными в жанре бреда"! Признаю, фильмы эти действительно относятся к не совсем обычным проявлениям советского киноискусства. Безусловно, выбор мой был сделан отчасти случайно. Но главным образом потому, что, на мой взгляд, именно в этих двух кинокартинах в наиболее явной выраженной форме была показана в полной мере вся та проблематика, о которой я хочу вам поведать. А то, что эта же самая тематика раскрывалась почти так же, лишь более изощрённо тонко и в иных кинопроизведениях и в прочих работах мастеров культуры я постараюсь показать после завершения основного исследования.

Не буду скрывать от вас основное моё предположение, которое я попытаюсь доказать далее в данной статье. Я хочу рассказать и доказательно показать то, что во многих советских фильмах сказках, а не только в этих фильмах, были четко проведены, сформированы установки, на невозможности победы добра над злом, на ущербность добра, на невозможности добру противостоять злу. Зло в этих картинах было всесильно, ибо оно и есть зло, а быть злым это может и плохо, но тут уж ничего не поделаешь, это не от нас зависит, а от чего-то свыше. Полное оправдание зла. Потом за это никто не наказывает, злым всё сходит с рук просто так. Так что быть злым это вроде, как и хорошо. Потому что и на поезд ты не опоздаешь, и жить тебе богаче и веселее, и вообще быть плохим это очень выгодно. А быть добрым достаточно гнусно и скучно, и самое главное не престижно и глупо, и самое главное абсолютно бесперспективно. Это самое главное - добро полностью и всегда обречено на поражение. И вот в постановке этих установок, данные фильмы просто занимают исключительное место. Еще одной из причин, того что я остановился именно на этих двух фильмах, стало то, что они достаточно далеко отстоят друг от друга по времени. "Король олень" создан в 1969 году, а "Сказки старого волшебника" в 1984 году. По сути, это как новое изложение старых историй, который показал, что все тенденции, которые были обозначены в фильме "Король олень" через 15 лет созрели и достигли своего расцвета в преддверии крушения Советского Союза.

Но приступим непосредственно к разбору самих кинокартин. «Король-олень» — художественный фильм по одноимённой пьесе Карло Гоцци, снятый на киностудии им. Горького в 1969 году. Музыкальная театрализованная сказка. Как пишет автор статьи в википедии - "Это нравоучительная пьеса с элементами комедии дель арте была «переписана по памяти», как указано в титрах, Вадимом Коростылевым (сценарист). В вольной трактовке пьеса приобрела совсем иное звучание. Теперь в ней подняты проблемы творчества и ответственности за свои произведения, проблемы личности, которой извне навязывается тот или иной образ, и другие важные вопросы.

Дурандарте, в оригинале — волшебник, в конце сюжета выполняющий функции «бога из машины», в фильме — поэт, который, по его словам, «будит людское воображение», но других чудес творить не умеет. (При этом он все же подарил Дерамо статую, которая смеялась, если люди лгали). Представлен как автор разворачивающейся на глазах зрителя пьесы. По пьесе, Дерамо воспользовался услугами волшебного истукана для выбора невесты — статуя смеялась при признаниях всех невест, кроме Анджелы. По фильму, Тарталья, влюблённый в Анджелу, подменил болвана собой и смеялся при её признании, но Дерамо, поражённый смелостью девушки и её красотой, взял её в жены.

— Но ваш болван, взгляните, он хохочет!
— Хохочет? В самом деле, вот болван!

Важный эпизод фильма — история о добром и злом волшебниках, в поэтической форме её рассказывает Дурандарте. Оба волшебника спешат на поезд; злой по пути творит много злых дел, но успевает вовремя. Добрый, следовавший за ним, исправляет причиненное им зло. Но опаздывает на поезд. Коростылев предоставляет зрителям вывести мораль этой истории самим. Тарталья, у Гоцци — типичный злодей, в фильме выражает желание не идти на поводу своей «маски», вынуждающей его совершить подлое убийство, но Дурандарте властью автора запрещает ему выходить из роли Тартальи:

— Куда теперь от этой маски деться,

Когда злодея выучена роль?
Тарталья в маске — человек без сердца.
— Так берегись, Дерамо!
Так берегись, Дерамо,
Мой король.

Волшебное слово для превращения в любое существо по трактовке Коростылева оказалось шуткой Дурандарте, в которую поверили герои, и она — все же действие происходит в волшебном королевстве — стала правдой. Вместо того, чтобы превратиться в итоге в старика-нищего, Дерамо воплощается в Тарталью (они меняются телами). Анджеле предстоит узнать своего любимого мужа в теле ненавистного Тартальи, который, в свою очередь, теперь король Серендиппа. Фильм практически заканчивается на той сцене, когда Дерамо в облике Тартальи с трепетом и ужасом ожидает, узнает ли его супруга, а в комнату врывается Тарталья в облике Дерамо, кричит: «В темницу! На виселицу! Без суда!» и обращается с мольбой к Анджеле: «Ты видишь — я — Дерамо!», а она переводит взгляд с одного на другого. «Я знал, что Анджела меня не подведет, достаточно и этого», — говорит Дурандарте, оставляя финал открытым". Вот так всё это описано. Но так ли это на самом деле? Уверен - совсем нет!

Как там стыдливо написано в статье о том, что мораль об истории, о волшебниках, которую в поэтической форме рассказывает Дурандарте, Коростылев предоставляет зрителям вывести этой истории самим. А что её там выводить? Итак, всё там ясно. Яснее некуда. Добрый волшебник хороший, но на поезд опоздал. А злой нет, он в полном порядке, он на поезд не опоздал. И вообще по песне видно живет полной жизнью, ни в чем себе не отказывает. И это не шуточки! Это установка! И её транслируют и внедряют детям! Сами судите. К чему должен, стремится малыш после такой рекламы? Конечно, без всякой альтернативы к злу. Не к добру же! Кто же хочет быть проигравшим?

Посмотрев такое кино, понимаешь - добро выжить просто не может, причем ни при каких условиях. Не надо забывать того, что СССР у нас был в советское время самым большим добром. Он был действительно в нашем сознании каким-то добрым волшебником, заклеивающим учебники африканской и прочей детворе, помогающим часто без всякого толку всем сирым и убогим во всем подлунном мире. А запад был злым, был всегда себе на уме, вел себя плохо, обижал слабые страны, и всегда действовал только к своей выгоде, и он-то точно, понимали авторы фильма, к своему поезду не опоздает, в отличие от неудачника доброго волшебника. Вот так и получается. Фильм есть, он продолжает жить, установки свои он продолжает внедрять в сознание, а СССР уже ушел в небытие. Но может быть это в порядке вещей и именно так и нужно показывать детские сказки, не показывая зло чрезмерно ужасным?

Но продолжим разбор и присмотримся внимательно к нашему доброму герою. Собственно что в нем доброго, кроме доброжелательного общего впечатления от голоса и мягких манер блистательного актера Яковлева? Почему король добр не ясно. Ничего реально доброго он не делает, впрочем, как и добрый волшебник из песенки. Спасти шесть мышей дело, конечно, важное, но это как-то маловато для масштаба серьезного волшебника. Да и польза от этих мышей реально сомнительная. То есть добро вроде бы как есть, но оно какое-то маловразумительное. В целом здесь еще одно очень важное свойства добра вырисовывается, то, как его понимают авторы фильма. Добро - это всегда только исправление зла. Зло это активное начало и следует впереди, а добро начало пассивное и ведомое. Нет зла, нет собственно и добра, так получается, по смыслу фильма. Дел у доброго человека, кроме как следовать сценарию, установленному злым человеком, получается, вовсе никаких и нет. То есть добро - это вторичное явление по отношению к злу. И вот это всё ведет к тому, что мы начинаем понимать то, что добро реально обречено. Во многом, потому что если у зла руки полностью развязаны, то у добра есть только один путь - следовать следом за злом к своему поражению из-за того, что у него огромное количество жесточайших ограничений и табу. И преодолеть их совершенно невозможно, как итог - положение добра полностью безнадежно.

Но есть ли проблемы у зла?

Песенка Тартальи

Кто такой в этой сказке Тарталья,
Он злодей, негодяй и каналья,
Как такой уродился в Италии,
Не глупец, но подлец и так далее.

Мне обидно, что имя Тарталья
Нарицательным стало в Италии,
Раз каналья, то значит Тарталья,
Плачь, Тарталья, рыдай.

Но не я же, а маска Тарталья,
Я хороший, а маска каналья,
Эта маска моя аномалия
Человеческих чувств и так далее.

Очень страшная вещь этот эпизод с попыткой Тартальи перестать быть злодеем. Мало того, что добро не пойми какое, а тут еще оказалось, что и злодей какой-то малахольный пошел, решил сбежать со своего боевого поста, куда глаза глядят. Это как же вашу мать, разрешите понимать? Что за непорядок. Тут на нем всё держится, от него все ждут, что он что-то будет делать, а он диссидентская рожа сбежать надумал ну чистый враг отечества! Приходится некому главному волшебнику прикидывающемуся основное время фильма непонятно кем, якобы каким-то Дурандарте идти и вразумлять взбесившегося Тарталью. В моем переводе с детского, или точнее с русского на русский, речь волшебника звучит примерно так:

- Я тебе дам, сбежать со службы! Я тебе рога-то поотшибаю, ты у меня пойдешь и как миленький и убьешь придурковатого короля Дерамо. Только попробуй мне дернуться и попытаться убежать, я тебя в бараний рог согну! Шаг вправо или влево - стреляю без предупреждения. Запомни гад, от нас уходят только на небеса.

А в фильме это звучало так:

Куда нам деться от своих ролей -
Злодеев, царедворцев, королей.
Не только автор и не только в сказке -
Нам жизнь порой подсовывает маски.
Куда тебе от этой маски деться,
Когда злодея выучена роль,
Тарталья в маске - человек без сердца.

Испуганный Тарталья тут же делает на своем лице жуткую физиономию и схватив винтовку поет:

- Так берегись Дерамо, так берегись Дерамо -
Мой король.

Выводов со всего этого несколько. Первый - главный злодей это не Тарталья, он подставная фигура, несчастный страдалец, а подлинный главный злодей, кровавый палач и настоящий враг короля это этот самый волшебник Дурандарте. И вот этот самый убийца отправив запуганного своего наймита на мокрое дело, сам с самым невинным видом продолжает делать вид, что он не при делах тут. Сие согласитесь весьма выглядит странным и мало привлекательным. Если конечно, хоть немного вдуматься в происходящее на экране. Но этого никто из персонажей почему-то не делает. Дерамо идет к волшебнику в гости и там у него чаи распевает. Короче всё это какой-то сплошной идиотизм.

Еще один, по счету второй вывод и вывод весьма печальный получается следующим. Ведь это действительно странная вещь - сам демиург этого волшебного мира жуткий и главный злодей. Ладно. Его задача фактически сводится к тому, чтобы всемерно потворствовать злу, требовать от всех злодеев исполнения своих злодейских обязательств и прочих гадких вещей. И это пусть. Это было вроде, как известно, но вот что еще интересно тут, стоило только подойти к волшебнику доброму королю, так сразу тот прикинулся последним идиотом деревни, который совершенно ни при чем. Мол, от меня ничего не зависит. Какой волшебный болван? Ничего не знаю, я не я, и ничем помочь не могу, вообще чего это вы пристали ко мне то? Странная вещь, мало того, что зло активно, мало того, что ему, то есть злу помогает и направляет сам создатель этого сказочного мира. Так выясняется к довершению всех бед, добру и помогать нельзя. Совсем безнадежно дело у добра то. Печально. Что это за такая великая ненависть у высших сил к добру? Что за добро то такое, которого сама высшая сила видимо, ненавидит и боится? Ответов вроде бы и нет, но между тем многое всё же понятно. Это всё еще более странно в свете того, что вот всем видам негодяев и мерзавцев волшебник помочь рад стараться.

Песня Чиголотти

Из чайничка, из чайничка - течёт одна вода,
А чарочку, а чарочку добудешь не всегда.
Мне самобранки-скатерти не выпало иметь,
Зато могу по памяти, зато могу по памяти,
Зато могу по памяти я запросто пьянеть.
Зато могу по памяти, па-пам, по-по-по памяти,
Зато могу по памяти я запросто пьянеть.

Берёшь в воображении бутылочку вина,
И делаешь движение, как будто пьёшь до дна,
Потом ещё движение, потом ещё одно.
Привет, воображение, почёт и уважение,
Моё воображение, всегда полным полно.
Привет, воображение, почёт и уважение,
Моё воображение, всегда полным полно.

Чиголотти - мерзавец, полностью аморальный тип, предатель и стяжатель, пьяница и обманщик, но при этом самая близкая к волшебнику личность. Своего он с помощью волшебника добивается - деньги - три тысячи золотых получены и можно плюнуть на остальных персонажей и послать просящих помощи подальше. Хороший парень этот волшебник, он явно неплохо устроился в жизни. А Чиголотти при нем, явно будущий хозяин жизни. Эх, хорошо-то, оказывается, быть мерзавцем вблизи от большого волшебника! Не жизнь, а малина!

Вывод третий - и самый опасный - нас подталкивают в фильме к мысли, что на самом деле добро и зло это не нечто определенное, а это некая роль, некая маска из какого-то страшно скучного и устаревшего фарса. А от этой мысли мы должны прийти к пониманию, что всё одинаково - добро и зло. Раз всё это просто лишь маски. То тогда. Добро - это зло, а зло это добро. И на самом деле всё едино. И доказательством этого постулата следует факт обмена телами между главными героями сказки. Фильм так собственно и прерван на полуслове, вероятней всего, потому что сами авторы фильма запутались в том, где у них добро, а где зло. И в этом прозвучала некая мысль, похоже, прорвавшаяся из книги Ницше о Заратустре - "как я устал от добра вашего, и от зла вашего".

Раньше всё было совсем иначе. Вспомните другие, не только более старые, но еще и более качественные киносказки корифея жанра Александра Роу. Кощей Бессмертный в фильме – практически абсолютно чистое зло, символ врага, захватчика, насильника и злодея. Он настолько могуч и всесилен, что никто не может этому злу противостоять. Может бросить ему вызов только герой. И такой есть! Противостоит Кощею Бессмертному и побеждает зло подлинный герой, добрый, чистый душой, бесстрашный и дерзкий человек, богатырь, за которым сама родная земля и верные друзья. И нет даже намека на возможность соглашения со злом в кино у Роу. Нет, и не может быть никакого мира с подлинным злом, монстр это тот, с кем невозможно договориться, кто перманентно стоит на стороне зла. Если с кем-то можно договариваться, это точно не чудовище.

Теперь о волшебниках. Волшебники есть и в фильмах Роу. Они не всегда добренькие, могут наказать героя за проявление спеси и хамства, как в фильме "Морозко". Но встать на сторону зла, отказаться от своего предназначения – хранителя земли, на это волшебник никогда не может пойти. Не может мать родная земля врагу потворствовать или с врагом в сговор вступить! И такой пример творческого подхода Роу к раскрытию тема добра и зла не уникален в мире. Такую же бескомпромиссную борьбу добра и зла мы видим и в лучших голливудских кинокартинах. Во многом великое кино раннего СССР и классика американского кино похожи друг на друга. Зло сильно в этих фильмах, но оно обречено на поражение, ибо добро всесильно. Присмотритесь внимательно к американским фильмам. В них есть часто повторяющийся сюжет о добром человеке, который стоит на страже закона, и живет праведной жизнью, но, несмотря на это, если зло наглеет, то тогда праведник настигает зло в любом месте и зверски его убивает. И никакого компромисса со злом и никаких игр с ним.

А теперь пришло время обратиться ко второму фильму, который я собирался проанализировать в этой статье. «Сказки старого волшебника» — советский художественный фильм из 2 серий. Музыкальная комедия режиссёра Натальи Збандут, по мотивам сказок Шарля Перро. В основу сюжета фильма положена сказка о "Спящей красавице". Но при этом, это не простая экранизация старого произведения, фильм наполнен своим серьезным и новым взглядом на старую сказку.

Песенка бродячего менестреля

Дремучим бором, темной чащею
Старинный замок окружен,
Там принца ждет принцесса спящая,
Погружена в покой и сон.
Принцесса спит сто лет, сто лет,
А храбреца все нет и нет,
И если рыцарь не найдется -
Принцесса так и не проснется.
И если рыцарь не найдется -
Принцесса так и не проснется.

Наступит день за ночью лунною,
И солнца луч блеснет в окне,
Hо крепко спит принцесса юная,
И улыбается во сне.

Принцесса спит сто лет, сто лет,
А храбреца все нет и нет,
И если рыцарь не найдется -
Принцесса так и не проснется.
И если рыцарь не найдется -
Принцесса так и не проснется.

Я в дальний путь решил отправиться,
Затем, чтоб принца убедить,
Что должен он свою красавицу
Поцеловать и разбудить.

Принцесса спит сто лет, сто лет,
А храбреца все нет и нет,
И если рыцарь не найдется -
Принцесса так и не проснется.
И если рыцарь не найдется -
Принцесса так и не проснется.

Теперь более подробно о содержании фильма. У короля и королевы сказочного королевства родилась принцесса. Злая колдунья, которая обиделась, что её не пригласили на праздник дня рождения принцессы, прокляла её. В день, когда принцессе исполнится 16 лет — её уколет веретено прялки, и она заснет вечным сном. Добрая фея немного изменила к лучшему ситуацию, но всё равно Король распорядился уничтожить все прялки в королевстве, а число 16 изъять из употребления. Но чему быть, того не миновать. В королевстве появляется юный странствующий принц. Он принесёт с собой проклятие и ему же суждено развеять чары злой колдуньи. Но это основное содержание, а фильм между тем начинается с того, что старый волшебник, хранитель сказок прожил долгую жизнь. Он очень устал и больше не творит волшебство. Но сказка никуда не исчезла, сказочные персонажи живут своей сказочной жизнью в своем сказочном королевстве. И это не просто сказочное королевство, это фактически королевство добра. Можно сказать это королевство тотального добра. Там есть людоед. Людоед — защитник добра, справедливости, самый, что ни на есть положительный герой! Красная Шапочка дружит с Людоедом. Там есть Синяя Борода. Несчастный, влюбленный, а потому терпящий настоящее тиранство жены! Своевольная жена Синей Бороды сделала из него подкаблучника. Там есть Разбойники. Разбойники, которые просят короля не кидать их в темницу, как дети, что просят отца не наказывать их за провинность. Там есть Король и Королева. Там есть Принц и Принцесса…

И все такие добрые, что просто жуть. Внешне везде торжествует добро. Но это всё только внешняя сторона дела. Мы понимаем почти сразу, что бывшие сказочные злодеи перешли на сторону добра не из-за того, что у них появились иные цели в жизни. Нет. Злодеи просто на самом деле умерли. Людоед друг людей, Синяя Борода верный муж и разбойники, малые дети, это не живая история, это мертвецы. Сказка, как и стоило, ожидать преспокойненько покинула этот мир, умерла, вместе со своими героями и злодеями. Её бывшие герои и злодеи, превратившись в толпу фактически бесплотных и бессмысленных фактически полу призраков, населяют странную страну, похожую на загробный мир. Мы явно здесь наблюдаем закономерный конец некой когда-то большой и важной истории. Бывшие грозные персонажи, вожди и демоны, ныне стали пупсиками и мочатся в кровать. В одном из эпизодов людоед пытается напугать мерзавца, тем, что его съест. Но мерзавец в ответ лишь посмеялся над несчастным мертвецом. Омерзительное зрелище полной деградации. Это не победа добра, это торжество разрушения и преддверие хаоса. В новой ситуации даже и злодеев то больше нет. Только мерзавцы. В сказке Шварца, к примеру, было нечто иное - людоеды в его новом сказочном мире пошли в оценщики в городской ломбард. А куда им идти-то в новой реальности, ломбард с его людоедскими ставками по кредитам, самое им и место. У Шварца сказка получала новую жизнь, но не смерть, как в "Сказках старого волшебника".

Там есть правда еще и Злая Колдунья и к ней в придачу и Добрая Фея. В противостоянии и единстве добра и зла, они пытаются создать некое новое действие. Но опять здесь мы видим то же самое, что и в более старой сказке "Король олень". Противостояние заявлено, но его по сути то и нет. Они обе, две феи вроде как должны были что-то доказывать Старому волшебнику, свою правду и для этого что-то там делать. Но в реальности добрая фея на стороне добра работает настолько спустя рукава, что не будь её в сказке вовсе, вообще ничего бы особо не поменялось бы. Что есть она, что нет её всё одно и то же. Она явно притянутый здесь за уши персонаж, не имеющая никакого значения.

А вот злая колдунья, как вы сами понимаете, редкая труженица, всё что-то предпринимает, всё к чему-то стремится. Всё это уже мы видели и раньше. Зло в кино-сказках активно что-то предпринимает, можно сказать работает не покладая рук, не ждет милостей от судьбы. А, этот Хранитель сказок, он совсем практически лишился сил и желаний! Но вы уже явно начинаете догадываться, что к чему. История добра и зла какого-то времени окончательно завершается. Наступает конец времен. Похоже, это тот же самый волшебник, но уже он не претворяется, что он не имеет отношения к управлению этим волшебным миром. Он уже фактически им не управляет. Он даже злу теперь не может помочь, и тому приходится всё время самому крутиться. Кошмар какой-то!

Но вернемся к действию картины. Принц прибыл в королевство, и они с принцессой полюбили друг друга. Но в ходе различных дрязг принца убеждают, что необходимо покинуть королевство. И вот уже и принца отправляют в дальний путь ради спасения принцессы, и он сто лет ждет разрешения вернуться к ней.

Песня принца

Как странно, как необъяснимо,
Как смутно всё в судьбе моей,
Прочь уноситься от любимой,
А не лететь на встречу к ней.
Как всё в душе моей смешалось,
Зачем я так гоню коня?
Чтоб ты всё дальше удалялась,
И удалялась от меня.
Ты, как за тысячу веков,
Ты страшно далека,
Ты из приснившихся стихов
Последняя строка.
Строка, которой поутру,
Не вспомнить, не забыть,
Ушла, как парус на ветру,
За горизонта нить, ушла.

Тому назад одно мгновенье,
Я на себе ловил твой взгляд,
Встречал руки прикосновенье,
Всего мгновение назад.
Я сам устроил, сам устроил,
Чтоб наступил прощанья миг,
Чтоб я не виделся с тобою,
И не касался рук твоих.

Ты, как за тысячу веков,
Ты страшна далека,
Ты из приснившихся стихов
Последняя строка.
Строка, которой поутру,
Не вспомнить, не забыть,
Ушла, как парус на ветру,
За горизонта нить.

Принцессу отъезд принца не спас. Она уснула. И вот прошло сто лет. Принц увидел менестреля и услышал о том, что принцесса теперь его ждет, спящая в хрустальном гробу. Собственно это единственное дело, которое было сделано доброй феей, она попросила менестрелей найти принца. На том всё. И вот старец отправляется в путь. Для столетнего деда он выглядит неплохо, но когда он приезжает в волшебное королевство он видит, что его жители вовсе не изменились. Здесь принцу начинает противостоять зло. И в итоге принц теряет последние силы и падает полностью раздавленный силой зла. Зло окончательно победило. Но тут происходит невероятное, но в целом это исключение, которое подтверждает правило, Хранитель сказок решил всё же помочь главному герою. Ну, это совсем против правил. Понятно удивление злой колдуньи, мол, ты, что это творишь? Ты же нарушаешь правила игры. Ведь это я твоё подлинное, настоящее я, ведь это ты сказочник, настоящая злая колдунья. А не я. Но тут ничего не изменишь. Сказочник вдруг решил сыграть на стороне добра. Вмешался и всё сразу изменилось к лучшему, и изменилось просто невероятно мощно. Принц разбудил своим поцелуем принцессу и сам в этот момент превратился вновь в того молодого человека, каким он был сто лет назад. Стоило только пальцем пошевелить старому волшебнику, был, выходит у добра потенциал, и была бы хоть малейшая помощь, может быть, не померло бы это самое добро столь бездарно.


Вот и пойми теперь. Почему данная система сама себя так качественно убила, хотя был такой огромный у неё еще потенциал возможностей. Не ясно, если честно говорить. Но что об этом сейчас голосить? То, что произошло, уже не отменишь, и с этим ничего не поделать. А вот разобраться в вопросах взаимодействия добра и зла, явно будет для нас не лишним. Что же получается то у нас в итоге? Добро какое-то неубедительное и полностью обреченное, зло трудолюбивое и предприимчивое, а волшебник редкая скотина. Но при этом он обладает фантастической силой. Не дай бог он топнет ножкой на кого-нибудь от того явно только мокрое место останется. Но топать ножкой волшебник и великий маг вовсе не желает, а может и желает, но почему то не может. Вот почему он именно таков? Это почему же он так к добру то охладел? Почему он не помогает добру, почему он потворствует злу?

На эти вопросы, на мой взгляд, можно будет ответить, если вспомнить еще одно исключительно популярное во времена позднего СССР произведение. «Трудно быть богом» — научно-фантастическая повесть Аркадия и Бориса Стругацких. Написана в 1963 году, впервые опубликована в 1964 в авторском сборнике «Далёкая Радуга». Роман, как пишут в справочниках, изначально планировалось написать как «весёлый, чисто приключенческий, мушкетёрский», в стиле «Трёх мушкетёров» Александра Дюма. После разгрома выставки современного искусства в Московском Манеже и последовавших за этим нападок на «абстракционизм и формализм» и других политических событий, концепция романа была кардинально пересмотрена.

Действие повести разворачивается в будущем на другой планете в государстве Арканар. Цивилизация находится на уровне развития, соответствующем земному позднему Средневековью.Земные агенты внедрены в различных слоях общества Арканара и других государств. Они прекрасно экипированы и подготовлены, их физические возможности многократно превышают возможности аборигенов. Но. Вы уже если не знали, то догадались, им запрещено вмешиваться в жизнь Арканара, им запрещено помогать явно добру, и бороться против зла. Земляне, фактически всемогущие боги, которым нельзя протянуть руку помощи добру. Знакомая, не правда ли картина? Антон, главный герой повести, действующий в Арканарском королевстве под видом дворянина Руматы Эсторского, если к нему внимательно приглядеться, то он по своим психологическим характеристикам и установкам, как близнец похож на волшебника из фильма "Король олень". Такой же Дурандарте, постоянно прикидывающийся деревенским простачком. Да и старый волшебник из "Сказок старого волшебника" это всё тот же немного измененный вариант Руматы Эсторского, и он в чем-то даже ближе к Румате, в том смысле, что он ножкой всё же топнул, как и Румата, всё же таки устроивший напоследок в Арканаре великую резню.

Короче, получается так. Если мы сможем сейчас понять суть запрета помогать добру и противиться злу, который был наложен на Антона, в образе Руматы Эсторского, то тогда мы поймем и суть странного поведения волшебников в старинных сказочных фильмах. Прочитам отрывок из повести.

"Дон Кондор пристально смотрел на него, поджав губы.
- Ты мне не нравишься, Антон, - сказал он по-русски.
- Мне тоже многое не нравится, Александр Васильевич, - сказал Румата.
- Мне не нравится, что мы связали себя по рукам и ногам самой постановкой
проблемы. Мне не нравится, что она называется Проблемой Бескровного
Воздействия. Потому что в моих условиях это научно обоснованное
бездействие... Я знаю все ваши возражения! И я знаю теорию. Но здесь нет
никаких теорий, здесь типично фашистская практика, здесь звери ежеминутно
убивают людей! Здесь все бесполезно. Знаний не хватает, а золото теряет
цену, потому что опаздывает.
- Антон, - сказал дон Кондор. - Не горячись. Я верю, что положение в
Арканаре совершенно исключительное, но я убежден, что у тебя нет ни одного
конструктивного предложения.
- Да, - согласился Румата, - конструктивных предложений у меня нет.
Но мне очень трудно держать себя в руках.
- Антон, - сказал дон Кондор. - Нас здесь двести пятьдесят на всей
планете. Все держат себя в руках, и всем это очень трудно. Самые опытные
живут здесь уже двадцать два года. Они прилетели сюда всего-навсего как
наблюдатели. Им было запрещено вообще что бы ни было предпринимать.
Представь себе это на минуту: запрещено вообще. Они бы не имели права даже
спасти Будаха. Даже если бы Будаха топтали ногами у них на глазах.
- Не надо говорить со мной, как с ребенком, - сказал Румата.
- Вы нетерпеливы, как ребенок, - объявил дон Кондор. - А надо быть
очень терпеливым.
Румата горестно усмехнулся.
- А пока мы будем выжидать, - сказал он, - примериваться да
нацеливаться, звери ежедневно, ежеминутно будут уничтожать людей.
- Антон, - сказал дон Кондор. - Во вселенной тысячи планет, куда мы
еще не пришли и где история идет своим чередом.
- Но сюда-то мы уже пришли!
- Да, пришли. Но для того, чтобы помочь этому человечеству, а не для
того, чтобы утолять свой справедливый гнев. Если ты слаб, уходи.
Возвращайся домой. В конце концов ты действительно не ребенок и знал, что
здесь увидишь.
Румата молчал. Дон Кондор, какой-то обмякший и сразу постаревший,
волоча меч за эфес, как палку, прошелся вдоль стола, печально кивая носом.
- Все понимаю, - сказал он. - Я же все это пережил. Было время - это
чувство бессилия и собственной подлости казалось мне самым страшным.
Некоторые, послабее, сходили от этого с ума, их отправляли на землю и
теперь лечат ".

Вот так вот. Волшебников тоже лечат. Да, и это важно. Но вопрос всё равно остается без ответа. Почему так трудно быть богом, в смысле волшебником, что за Проблема Бескровного Воздействия и почему она столь важна?

Почему-то эта тема особо нигде не рассмотрена. Видимо она кажется самоочевидной, но так ли это? Разбирая причины успеха своего романа, сами авторы отмечали следующее:
- "Роман, надо это признать, удался. Одни читатели находили в нем мушкетерские приключения, другие -- крутую фантастику. Тинэйджерам нравился острый сюжет, интеллигенции -- диссидентские идеи и антитоталитарные выпады. На протяжении доброго десятка лет по всем социологическим опросам роман этот делил первое-второе рейтинговое место с "Понедельником"".

Каждый нашел свое. А вот Проблема Бескровного Воздействия почему-то так и осталась в стороне от всеобщего внимания. И это не удивительно, поскольку в центре всеобщего интереса была тема взаимодействия власти и интеллигенции. Вот отрывок текста, который чаще всего цитируется при анализе данного произведения:

- Они не знали, что будущее за них, что будущее без них невозможно. Они не знали, что в этом мире страшных призраков прошлого они являются единственной реальностью будущего, что они - фермент, витамин в организме общества. Уничтожьте этот витамин, и общество загниет, начнется социальная цинга, ослабеют мышцы, глаза потеряют зоркость, вывалятся зубы. Никакое государство не может развиваться без науки - его уничтожат соседи. Без искусств и общей культуры государство теряет способность к самокритике, принимается поощрять ошибочные тенденции, начинает ежесекундно порождать лицемеров и подонков, развивает в гражданах потребительство и самонадеянность и в конце концов опять-таки становится жертвой более благоразумных соседей. Можно сколько угодно преследовать книгочеев, запрещать науки, уничтожать искусства, но рано или поздно приходится спохватываться и со скрежетом зубовым, но открывать дорогу всему, что так ненавистно властолюбивым тупицам и невеждам. И как бы ни презирали знание эти серые люди, стоящие у власти, они ничего не могут сделать против исторической объективности, они могут только притормозить, но не остановить. Презирая и боясь знания, они все-таки неизбежно приходят к поощрению его для того, чтобы удержаться. Рано или поздно им приходится разрешать университеты, научные общества, создавать исследовательские центры, обсерватории, лаборатории, создавать кадры людей мысли и знания, людей, им уже неподконтрольных, людей с совершенно иной психологией, с совершенно иными потребностями, а эти люди не могут существовать и тем более функционировать в прежней атмосфере низкого корыстолюбия, кухонных интересов, тупого самодовольства и сугубо плотских потребностей. Им нужна новая атмосфера - атмосфера всеобщего и всеобъемлющего познания, пронизанная творческим напряжением, им нужны писатели, художники, композиторы, и серые люди, стоящие у власти, вынуждены идти и на эту уступку. Тот, кто упрямится, будет сметен более хитрыми соперниками в борьбе за власть, но тот, кто делает эту уступку, неизбежно и парадоксально, против своей воли роет тем самым себе могилу. Ибо смертелен для невежественных эгоистов и фанатиков рост культуры народа во всем диапазоне - от естественнонаучных исследований до способности восхищаться большой музыкой... А затем приходит эпоха гигантских социальных потрясений, сопровождающихся невиданным ранее развитием науки и связанным с этим широчайшим процессом интеллектуализации общества, эпоха, когда серость дает последние бои, по жестокости возвращающие человечество к средневековью, в этих боях терпит поражение и уже в обществе, свободном от классового угнетения, исчезает как реальная сила навсегда".

Переводя с русского на русский, данное заявление можно примерно передать следующими словами. Господа правители, никуда вы без интеллигенции не годитесь. Как бы вас наши физиономии в очках не раздражали, наши выставки, книги, и музыка вам придется это принять, потому что без нас вас быстро враги прикончат. Так что дорогие наши серые правители, давайте жить дружно. Мир, дружба, май! А то ведь доиграетесь, придут черные. А ведь мы и им будем нужны. А вот с вами, с серыми капитанами, черные, точно разделаются. И ведь точно. Всё произошло ровно, так как и было написано. Если посмотреть по времени публикации, роман был обращен к серому Хрущёву, а фактически сразу после публикации романа его сняли в ходе дворцового переворота с должности генсека партии, и новый вождь государства прекратил, начавшуюся в стране было "охоту на ведьм". На том борьба серых с культурой потихоньку стала менее публичной и острой. Хотя была и цензура, и всё равно произошло некое изменение ситуации.

Тема эта, безусловно, очень важная, но далеко не единственная в повести. К теме Проблемы Бескровного Воздействия никто не проявил повышенного любопытства. То есть в отличие от темы взаимодействия власти и интеллигенции, она воспринималась, как самоочевидная и не требующая глубокого изучения. Как уши у кролика, так и у советской научной экспедиции должен быть решен вопрос Проблемы Бескровного Воздействия. Сам факт того, что данная тема не вызвала интереса, свидетельствует о том, что никто в таком подходе не сомневался. Это было уже фактически верование, а не гипотеза.

Но вернемся к основной теме нашего исследования. И в этом романе мы видим, что авторы исподволь показывают нам обреченность советского проекта. Нежизнеспособность его идеологии. Антон - Румата - это собственно и есть сам СССР, в его полной силе. Чем занимается весь этот отряд сотрудников института - непонятно. Реально - валяют дурака. Зачем нужно наблюдать, в данном случае даже точнее будет подсматривать за средневековым бытом? Какая с этого может быть польза? Ничего тут не ясно. Цели в романе точно не обозначены - похоже, наука ради науки, то есть реально получается фактически полностью бессмысленное мероприятие. И вот ради этого идиотизма нужно подвергать себя мукам душевным и терпеть всякое непотребство. С ума сходить! Зачем? Не логично. Если уж вы ставите цель - никому не мешать, то логично было вообще в эту чужеродную жизнь вообще не лазить. Возможно, что для авторов был научный эксперимент, причем любой, сам по себе ценен вне всякой пользы, и рисковать жизнью за любое научное дело воспринималось ими как доброе дело. Вполне возможно это и так, но для обычного читателя и особенно сегодня, всё это лукавое действие, описанное в романе, представляется изрядной, лишенной всякого смысла глупостью. Потом. Если присмотреться к благородному Румате внимательно, то сразу выяснится, что он, если честно, редкостный болван и недотепа, который ничего не смог противопоставить своим соперникам, будучи физически намного сильнее их всех. Враг оказался умнее, решительней, предусмотрительней, интеллектуальней. Своего главного соперника дона Рэбу Румата называл "гениальной серостью". Так этот гад смог разоблачить Румату, и доказать тот факт, что он житель иного мира, тем самым показав ему что силой ума, даже средневековый мужлан может переиграть коммунара. Крах Руматы - это и есть крах СССР! Особенно ярко эта обреченность и никчёмность Руматы- Антона видна в диалоге с Будахом, средневековым ученым:

- " - Что ж, - сказал он, - извольте. Я сказал бы всемогущему:
"Создатель, я не знаю твоих планов, может быть, ты и не собираешься делать
людей добрыми и счастливыми. Захоти этого! Так просто этого достигнуть!
Дай людям вволю хлеба, мяса и вина, дай им кров и одежду. Пусть исчезнут
голод и нужда, а вместе с тем и все, что разделяет людей".
- И это все? - спросил Румата.
- Вам кажется, что этого мало?
Румата покачал головой.
- Бог ответил бы вам: "Не пойдет это на пользу людям. Ибо сильные
вашего мира отберут у слабых то, что я дал им, и слабые по-прежнему
останутся нищими".
- Я бы попросил бога оградить слабых, "Вразуми жестоких правителей",
сказал бы я.
- Жестокость есть сила. Утратив жестокость, правители потеряют силу,
и другие жестокие заменят их.
Будах перестал улыбаться.
- Накажи жестоких, - твердо сказал он, - чтобы неповадно было сильным
проявлять жестокость к слабым.
- Человек рождается слабым. Сильным он становится, когда нет вокруг
никого сильнее его. Когда будут наказаны жестокие из сильных, их место
займут сильные из слабых. Тоже жестокие. Так придется карать всех, а я не
хочу этого.
- Тебе виднее, всемогущий. Сделай тогда просто так, чтобы люди
получили все и не отбирали друг у друга то, что ты дал им.
- И это не пойдет людям на пользу, - вздохнул Румата, - ибо когда
получат они все даром, без трудов, из рук моих, то забудут труд, потеряют
вкус к жизни и обратятся в моих домашних животных, которых я вынужден буду
впредь кормить и одевать вечно.
Не давай им всего сразу! - горячо сказал Будах. - Давай понемногу,
постепенно!
- Постепенно люди и сами возьмут все, что им понадобится.
Будах неловко засмеялся.
- Да, я вижу, это не так просто, - сказал он. - Я как-то не думал
раньше о таких вещах... Кажется, мы с вами перебрали все. Впрочем, - он
подался вперед, - есть еще одна возможность. Сделай так, чтобы больше
всего люди любили труд и знание, чтобы труд и знание стали единственным
смыслом их жизни!
Да, это мы тоже намеревались попробовать, подумал Румата. Массовая
гипноиндукция, позитивная реморализация. Гипноизлучатели на трех
экваториальных спутниках...
- Я мог бы сделать и это, - сказал он. - Но стоит ли лишать
человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим? Не
будет ли это то же самое, что стереть это человечество с лица земли и
создать на его месте новое?
Будах, сморщив лоб, молчал обдумывая. Румата ждал. За окном снова
тоскливо заскрипели подводы. Будах тихо проговорил:
- Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более
совершенными... или еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.
- Сердце мое полно жалости, - медленно сказал Румата. - Я не могу
этого сделать".

СССР-Румата теперь всё про себя понял. Всё что он пытался делать раньше, было изначально прекрасным, но полностью бессмысленно, он теперь это знает совершенно точно. Все варианты того, что он мог бы сделать, никому реально не нужны, да и он сам тут не нужен. Ведь это Антон представитель на самом деле фантастической страны утопии, а не Будах или дон Рэбе или любые прочие жители Арканара. Они-то как раз реальные и им выясняется СССР - Румата совсем не нужен. У Руматы - СССР остается два выхода. Стереть это всё окружающее с лица земли, или оставить реальный мир, и дать ему идти своей дорогой. Румата не выдержал этого своего низвержения и бросился устраивать арканарскую резню. Но к тому моменту он уже перестал быть богом. С этой тяжестью он не справился.

Всё познается в сравнении. Одной из первых фантастических произведений в СССР была повесть А. Толстого «Аэлита». Герои в этом произведении совершенно были иные. Инженер Лось и солдат - Алексей Гусев. Гусев о себе рассказывает так:
- По совести говоря, - я бы сейчас полком должен командовать, -
характер неуживчивый. Прекратятся военные действия, - не могу сидеть на
месте: сосет. Отравлено во мне все. Отпрошусь в командировку, или так
убегу. - Он опять потер макушку, усмехнулся, - четыре республики учредил,
в Сибири да на Кавказе, и городов-то сейчас этих не запомню. Один раз
собрал три сотни ребят, - отправились Индию воевать. Хотелось нам туда
добраться. Но сбились в горах, попали в метель, под обвалы, побили
лошадей. Вернулось нас оттуда немного. У Махно был два месяца, ей-Богу. На
тройках, на тачанках гоняли по степи, - гуляй душа! Вина, еды - вволю, баб
- сколько хочешь. Налетим на белых, или на красных, - пулеметы у нас на
тачанках, - драка. Обоз отобьем, и к вечеру мы - верст уж за восемьдесят.
Погуляли. Надоело, - мало толку, да уж и мужикам махновщина эта стала
надоедать. Ушел в Красную армию. Потом поляков гнали от Киева, - тут уж я
был в коннице Буденного. Весь поход - рысью. Поляков били с налету, -
"Даешь Варшаву"! А под Варшавой сплоховали, - пехота не поддержала. В
последний раз я ранен, когда брали Перекоп. Провалялся после этого, без
малого, год по лазаретам. Выписался, - куда деваться? Тут эта девушка моя
подвернулась, - женился. Жена у меня хорошая, жалко ее, но дома жить не
могу. В деревню ехать, - отец с матерью померли, братья убиты, земля
заброшена. В городе тоже делать нечего. Войны сейчас никакой нет, - не
предвидится, Вы уж, пожалуйста, Мстислав Сергеевич, возьмите меня с собой.
Я вам на Марсе пригожусь.

И точно! Пригодился! Организовали они там, на чужой планете революцию. Весело, смешно и задорно! Люди, сделанные из другого материала. Люди с внутренней убежденностью в правоте своей и способные к великому напряжению и борьбе, наглостью и оптимизмом. Маяковский писал, выражая дух времени:
- Идут краснозвездцы. Приспособил к маршу такт ноги - вра- ги ва- ши мо- и вра- ги. Лезут? Хорошо. Сотрем в порошок.

И вместо этого дерзкого, но и ответственного периода шизофренический период правления Хрущева. Нынешнее поколение будет жить при коммунизме! И при этом – догоним США! Что США уже живут при коммунизме? Что за бред? Как это может быть? В начале СССР люди спорили вообще о возможности построения социализма без мировой революции в отдельно взятой стране. Ленин пытался доказать эту возможность, но многие ему не верили. А уж построение коммунизма при существовании капиталистического окружения – это полное и окончательное безумие! Видимо оно и не могло не прорваться на экраны кино и на страницы книг… Этот поезд едет в никуда! Этот корабль плывет в неизвестность, перестав различать добро своё и зло своё.

Но попробуем ответить на вопрос – а соответствовала ли вся эта картина реальному положению дел?

Трудно сказать. Вероятней всего нет. СССР не был повязан Проблемой Бескровного Воздействия, он переживал разные времена. Но поздний его период, так называемый «застой», был во многом действительно лишен внутренней логики. В реальность построения коммунизма уже никто не верил, а запада никто в серьез не боялся. В этих условиях никаких реальных целей, кроме, как стать хорошим человеком, вроде бы не оставалось. Это было время тотального царства добра. Но при этом всё равно ощущалось, что это добро обречено.

Еще раз хочу отметить, что анализирую я не просто произведения, это подлинная классика советского искусства. Это всё очень значительные произведения, выразившие взгляды и настроения общества того времени. И мне думается, что те установки, что были переданы через эти произведения, до сих пор еще продолжают действовать на нас. Особенно на людей старшего поколения. Руководители нынешней России были в свое время читателями книг Стругацких и зрителями анализируемых мною фильмов. Во всяком случае песенку о волшебниках они должны были слышать и знать, что добро обязательно опоздает в отличия от зла на поезд, и что добро обречено, а зло всесильно. И поэтому во имя добра, надо быть ужасно злым. И вести себя, как злой волшебник – то есть ловить мышей, обижать малышей и рвать волшебные учебники. Это единственный способ не опоздать на поезд! И соответственно, чтобы и Россия не пропала, как СССР нужно вести себя очень плохо. «Нормальные герои – всегда идут в обход». Нельзя быть добрым, иначе хана державе! Проблема Бескровного Воздействия это не наша проблема. Похоже, действительно, как маятник не может резко перестать перемещаться из стороны в сторону, так и установки, привитые в СССР, не могут быть сразу отринуты и забыты, они чересчур сильно проникли в сознание. Они перестали восприниматься, как идеи, они были уже верованиями. А для того чтобы с ними начать работать, для этого нужно было бы просто осознать. Выявить. А выявить верование в своем сознании исключительно сложно. Этим я собственно и занимаюсь в данной статье. На этом свой материал я завершаю, и посвящаю его благополучию людей в мире.

Назад