Блоги

30.10.2018 : 00.30

"Миргород" Гоголя, как мифический Мидгард.

«Миргород» - сборник повестей Николая Васильевича Гоголя 1837 года. В этот сборник вошли: «Старосветские помещики», «Тарас Бульба», «Вий», «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Вроде бы прошло с 1837 года бездна времени. Однако многие современные писатели и журналисты часто стали сравнивать нынешнее время с эпохой Николая Первого. К примеру, знаменитый журналист Сергей Митрофанов написал статью в Русском Журнале - Николаевская эпоха – 2, в которой привел множество параллелей между той эпохой и нашими днями. Именно эта статья и подтолкнула меня попробовать лучше разобраться в эпохе императора Николая Первого. А самый верный способ узнать эпоху, это книги, рожденные в то время. Как известно, одним из главных литературных памятников периода правления Николая Первого является сборник повестей Гоголя «Миргород». Вот я и обратил свое внимание на данный сборник. Не для того чтобы вспомнить свои первые впечатления детских лет от прочтения этих повестей, но для того чтобы попробовать понять с их помощью лучше день сегодняшний.

«Миргород» по моим ощущениям не просто город в Украине, взятый Гоголем для примера. Это нечто большее, это описание Мидгарда, земли людей из скандинавских мифов. И рассказ ведет здесь Гоголь обо всей жизни человеческой во всех её проявлениях. Обыденность в ней идет вместе с героическим эпосом и фантастическими сказками. Героический Бульба и тихие помещики Товстогубовы, поражающий воображение демон Вий и скучнейшие Иван Иванович с Иваном Никифоровичем. Всё вместе это планета людей, мир людской, «Миргород». О нем и рассказывает Гоголь. И не важно, пишет ли он реалистические повести или фантастику, всегда его рассказ дышит полной грудью правдой жизни. «Миргород» Гоголя это в первую очередь самый правдивый рассказ о времени и о себе. Ибо подлинная правда жизни она в том чтобы передать в первую очередь реальность как бы глазами участников событий, глазами людей того времени и того круга, который рассматривается и которому данное произведение адресовано как к главным читателям. А мир окружающий нас это не просто набор форм и цветов, он в первую очередь свод наших представлений и предрассудков и представлений и предрассудков окружающих нас людей. И для того чтобы понять сущность николаевской эпохи, сущность нахождения в историческом тупике, нужно в первую очередь рассмотреть ту мифологию которая тогда царила на просторах страны. Только она выразительница подлинных, а не вынутых на показ, чувств и переживаний общества того времени.

И здесь, в «Миргороде» есть этот признак великого дарования. Это умение показать через призму быстротекущих событий свет вечных ценностей, страстей и страхов человеческих. Рассказать о простых вещах так, что от рассказа вспыхнет сияние, которое высветит подлинную суть глубинных явлений жизни человека и общества своего времени. Даст подлинную, неподдельную картину окружающей писателя жизни. И вооружившись этим пониманием, мы и начнем наш анализ произведений Н.В. Гоголя из «Миргорода».

Сразу бросаются в глаза полярность, диалектичность представленных в сборнике по содержанию повестей. Проза жизни обязательно идет вместе с героическим и фантастическим повествованием. Рассказу о нежной привязанности супругов, которая была сильнее страсти, больше дружбы, противостоит история ненависти, которая стала смыслом жизни. Повести о бесстрашии и героизму, противостоит повесть колдовстве и трусости. Всё на свете уравновешивается. Всё приходит в гармонию, как бы говорит нам Гоголь. Мир напоминает странное зеркало, в котором в сотнях отображений перемешивается смешное и страшное, святое и грешное.

Действительно, если говорить шутейно, то и «Тарас Бульба» и «Вий» это рассказ о похождении бурсаков. Поэтому разбор произведения лучше будет начать именно с бурсаков. Почему именно они задействованы в произведениях?

Зададимся вопросом. Можно ли бурсаков, описанных в повести, сих добрых молодых людей воспринимать как людей интеллигентского звания? А к примеру, Хому Брута, как просвещенного специалиста – интеллигента, стремящегося к народному просвещению?

Ответим просто – нет. Бурса это в описываемый период не место обучения исключительно интеллигенции, это собственно единственное место, где можно было учиться, вспомним отрывок из «Тараса Бульбы».
- А поворотись-ка, сын! Экой ты смешной какой! Что это на вас за
поповские подрясники? И эдак все ходят в академии? - Такими словами встретил
старый Бульба двух сыновей своих, учившихся в киевской бурсе и приехавших
домой к отцу.

Как мы видим, и Остап и Андрий, сыновья Тараса Бульбы тоже окончили Бурсу. Впрочем, выпускником Бурсы был и сам Бульба. То есть три бурсака там и три бурсака здесь встретились. И примерно календарно в одно и то же время. Да, и история у них похожая. О том, как опасно с панночками общаться. Но при этом при всем уважении к их учености, назвать всех этих бурсаков интеллигентами было бы не правильным. Полученное образование создавало возможность им для получения государственных и воинских должностей, но основным было все, же принадлежность человека к благородному сословию аристократов. То есть триады – народ, власть и интеллигенция в тот описываемый момент вообще еще не существовало. Она возможно только нарождалась. Но главное, что давала Бурса, простому человеку, ради чего он мог претерпевать любые муки и переносить любые труды, это возможность стать властью. Оказаться либо среди духовенства, либо среди чиновничества. Вот приз, за который и шла борьба.

И здесь мы сразу отметим, что отношение писателя и к Бурсе и изображенным в повести «Вий» бурсакам явно враждебное. Имена им даны оскорбительные, характеристики убийственные. С такими характеристиками их прямиком нужно было бы отправлять на плаху, а не записывать в ряды просвещенных специалистов. Но всему есть объяснение.

Вспомним время написания повести. И вспомним главную задачу любого триллера. А «Вий» это реальный триллер. Триллер должен опереться на какие-то осознанные и неосознанные страхи людей проживающих в некоем обществе и в ходе развертывания действия эти страхи должны быть развеяны и побеждены. Понятное дело, что Гоголь в любом случае обращался со своими произведениями в первую очередь к своим современникам. К их страхам и фобиям. К их жизненному опыту. Какой же страх царивший в его времена в обществе развеивал Гоголь свои данным рассказом, и почему для этого нужно было давать такую нарочито отрицательную характеристику бурсакам и в отдельности Хоме Бруту?

Действительно, давайте вспомним, кто в тот исторический период времени, был основным потребителем продуктов литературного творчества, к кому обращался своими произведениями Гоголь? Ответ известен. Основным его читателем было Дворянство. Основной правящий класс того времени.

Само имя Хома Брут можно было бы приблизительно перевести на великорусский язык как Фома Хам. Невольно напрашивается идея о том, что грядущее пришествие Хама, вот тот потаенный страх просвещенного дворянского общества первой половины девятнадцатого века, который владеет умами дворянства. Причем отметим одну важную деталь, общества приходят и уходят, а грядущий хам величина почти постоянная. Да и если посмотреть на "Вия", то можно сделать вывод, что Грядущие хамы нового времени они по всем статьям будут почти такими же ныне, как и вчера, то есть при царе Николае Первом. С небольшим изменением. Хотя может и не слишком и велика эта разность.

С кем мы можем сопоставить Хому из литературных персонажей того времени, кто является еще таким же хамом рвущимся к власти и к положению в обществе невзирая ни на какие преграды? Рискну предположить, что имело бы смысл сравнить Хому Брута с Молчалиным из стихотворной пьесы «Горе от ума» Грибоедова, так же жившего в ту эпоху. Собственно Хома и есть недоделанный Молчалин. Осталось ему только завершить учебу и попасть на службу и вот Молчалин будет весь здесь. Молчалин и Хома Брут, Софья Фамусова и прекрасная ведьма панночка – вот некий единый фронт соотношения ужаса крепостнического общества. Тот же самый общий сценарий рассмотрен и в «Горе от ума» и в повести «Вий», столкновение двух миров через столкновение, а в последующем попрание и подчинение себе грядущим Хамом женской составляющей правящей элиты.

И вот именно это взаимоотношение, этот начавшийся конфликт между женским началом во власти с её мужской частью и есть подлинное наполнение данных великих книг. Роман Софьи и Чацкого собственно банален, хоть вроде и полностью законен, и вызвать к себе никакого внимания сам по себе не мог бы, как сюжет для драматического произведения. Но вот роман Софьи и Молчалина, это что-то новенькое, доселе невиданное, но при этом еще и отвратительное для мира читающей публики той современности и потому вызывающее болезненную реакцию и сильный интерес у читателя. И этот материал дается еще и в столкновении, в конфликте с подлинным, фактически законным владельцем прав на Софью Чацким, человеком, которого общество величает неким новым явлением, поборником чего-то светлого и доброго. И вообще воспринимает как своего в доску, рукопожатного человека.

Где справедливость - вопрошает автор? Сегодня хам в постели у Софьи, а завтра он всем завладеет! И вот в итоге поделом наказанная хамолюбка Софья, отправляется к радости читателя практически в ссылку. В деревню, к бабке, в глушь, в Саратов. Зло наказано, а герой мчится к новым приключениям.

И ведь действительно, душой вроде все читатели поддержали Чацкого и заклеймили позором глупую и развратную Софью. И по сей день, Софья выглядит в наших глазах странной, практически падшей женщиной, а Чацкий практически страдальцем за правду и свободу.

Но зададимся вопросом, почему это она, а не забываем что она Софья, то есть мудрость, то есть основа основ жизни, вдруг предпочла Молчалина ветреному и непостоянному Чацкому? Непонятно ведь. Попробуем и с этим разобраться. Чтобы разбираемая нами коллизия стала бы для нас более осязаемой, я бы предположил бы представить себе немного другое, осовремененное изображение сюжета «Горе от ума». К примеру. Герой демократ возвращается из Европы к своей Ксюше, забытой им ранее, и с ужасом узнает, что она завела себе любовника омоновца Джамбула родом из Таджикистана. Примерно так.

Итак. Предположим, как это могло выглядеть в сегодняшних реалиях. Три друга – сын генерала Тиберий, сын епископа Халява, и сын кавказского банкира Мехмет Брут выехали развеяться за город и там что-то заплутали в пути......Кстати вот вам и три пути откуда идет угроза прихода грядущего хама. Тоталитаризм и полицейское государство - грядущий хам в форме, власть церкви - грядущий хам как уничтожитель всякой мысли и всякой науки, и чужеродный элемент, (они приживутся, а потом нас всех и вырежут). Интересно всё это. Вот тебе почти тот же набор грядущих хамов. Получается, что и нынешний народ - пишущий и читающий в социальных сетях в очень большой степени близок к господам Чацкому и князю Григорию из пьесы "Горе от ума". И им так и хочется, продекламировать слова Скалозуба - Я князь Григорию и вам фельдфебеля в Вольтеры дам... Действительно. Шумим, брат шумим! Время проходит, а тема хама грядущего живее всех.

Но пора уж вернуться непосредственно к произведению Гоголя. Итак.
Три бурсака оказываются поздней ночью в гостях на хуторе, где их встретила пожилая женщина. Хозяйка хутора ведет себя в полном соответствии с обычаями и порядками того времени, она даже укладывает спать трёх как бы случайных гостей строго по ранжиру: отпрыска аристократов Тиберия в хате, богослова Халяву в келье, хама Хому - в хлеву. И через некоторое время она приходит к одному из гостей, но заметим при этом, она не пошла, ни к кому из своих более именитых гостей. Нет. Ведьма направилась именно к Хоме Бруту в хлев. И здесь она, используя свои волшебные чары, взнуздала Хому и стала на нем скакать как на лихом скакуне. Казалось, что ведьма всесильна! Но и Хома Брут, ни лыком шит! Он подбирает на ходу заклинания и молитвы кои знает в великом множестве и вот уже ведьма начинает падать с него. Знание сила! Вот что значит учить холопов! А философ, воспользовавшись удобным моментом, скинул её и избил до смерти поленом. А ведьма по самую свою смерть не сдавалась и хотела победить взбунтовавшегося под нею хама. Но не смогла ничего сделать с вооруженным грамотой рабом. В бессильном отчаянии она вскричала - Не могу больше! И тут только Хома увидел подлинный образ ведьмы – прекрасной панночки, и испугавшись сбежал с того места и бросил её умирать без помощи и причастия. Итак, зло хамолюства здесь тоже наказано. И даже более жестоко, хотя, по сути, точно также или почти, так же как и в случае с Софьей, руками самого хама. Но…Но вернемся непосредственно к нечистой силе. Чем она сильна? В чем её суть? В страхе!

Но что порождает страх? Страх порождает привязанность и вина, то есть ощущение греховности. И не будем забывать еще, что страх еще и основа основ любой власти. Ибо нет власти, которая хотя бы кем-то не воспринималась, как страшная и не ужасная. Если власть такова, то она быстро погибает, и исчезает из этого мира. Но страх внушаемый властью не есть стопроцентно реальная физическая величина пропорциональная количеству тюрем, казней и палачей. Нет. Подлинная власть всегда стремится быть властительницей не только тел, но и душ.

И в этом смысле сотник и его дочь, прекрасная панночка, и есть некое земное отображение идеальной, безграничной власти. Сотник может истребить любого днем, а дочь его ночью любого заездить до смерти. И бежать некуда, да и жаловаться некому их холопам, да и Хоме Бруту тоже. Поскольку перед тобой вся власть - с одной стороны полностью одобренная церковью власть сотника, перед которым готов преклоняться сам ректор академии, с другой стороны та же власть, но уже бесовская его дочери, но то же полностью законная и неотрывная от совокупной власти.

Самое интересное - лишившись дочери, сотник как будто лишается зрения, его власть отныне не полна, он если не становится самозванцем, то всё равно власть его теряет ореол всесилия. И не забудем, что панская власть здесь не просто противостоят неизвестному безродному пройдохе, нет, противостоит ей сам грядущий хам, собственной персоной. И роль панночки в этом противостоянии невозможно переоценить. Она настоящая принцесса, и она должна уметь видеть и чувствовать окружающий мир, лучше чем кто-то. Она не должна быть погружена в себя, она должна увидеть и почувствовать то, что не сможет увидеть глаз мужчины, и уметь прочувствовать то, что не сможет просчитать ум мужчины. Тогда она настоящая принцесса! Но столкнувшись с силой хама, побежденная этой силой, панночка теряет свой дар, а вместе с ней теряет защиту и весь строй, весь правящий класс.

И вот заметим, что три ночи ведьма не может увидеть своего убийцу. Сила пришедшего хама столь велика, что панночка - принцесса в битве уже лишилась этого своего основного дара - видения. И вот она три ночи бьется ради того чтобы вернуть себе силу и наконец снова получить возможность увидеть своего врага. Но всё напрасно. И вот она уже в отчаянии обращается к порождению подземного мрака демону гномов Вию с просьбой о помощи. И не удержавшись, Хома взглянул в глаза демону Вию, и тот сразу закричал – Вижу. И тут же видение вернулось к нечистой силе, и она кинулась рвать Хому на части... Только время её видения и власти уже прошло, захваченная встающим солнцем нечисть передохла вся, а саму церковь как полностью потерявший сакральность объект пришлось закрыть и оставить, заколоченной навсегда. Но Хома?

А Хома исчез. Никто не сказал что он погиб. Может, вышел из церкви под шумок, да и пошел, куда глаза глядят, дальше от данного места и прочих неприятностей.

Ну что ж пора видимо подвести некий итог сказанному.
Панночка и сотник, Софья и Фамусов, Чацкий и Скалозуб, и князь Федор это люди одного класса – паны. И тут им в противопоставление предъявлены два типа грядущих хамов, Хома и Молчалин. Конфликт Чацкий - Фамусов, старый панский век и новый тот же панский, но якобы прогрессивный век дан в противопоставлении с совершенно невозможным, оскорбительным для панства миром, где Софья любит Молчалина, а Молчалин относится к ней как к некой не совсем отвратной, но условности на пути к своему благополучию.

Грибоедов как бы говорит своим произведением. Мол, досидитесь старые вельможи, и из-за вашей косности все Софьи убегут к холопам, а ваши подлинные наследники Чацкие вылетят в трубу. В «Вие» тема грядущего хама дана еще более полно. Все три возможных варианта пришествия грядущего хама показаны – силовики, то есть вариант путча и прихода к власти военной хунты показанные через образ одного из бурсаков, церковники, как вариант установления нового средневековья, как в романе братьев Стругацких «Трудно быть богом» через образ богослова Халявы. И так называемые кухаркины дети, разночинцы, действительно новые люди, которые стали появляться и расти в условиях новой России. Эти люди – это философ Хома и чиновник Молчалин.

И Гоголь вслед за Грибоедовым показал, что самая большая опасность для дворян это кухаркины дети, которые овладели грамотою, которые прилагают неимоверные усилия для того чтобы проложить себе дорогу в жизни, коих не запугаешь и не устрашишь барским великолепием и барской жестокостью. Ибо народ этот незаконнорожденный брат барчука, а фактически человек без роду и племени. И народ этот готов всё взять в свои руки. А сила волшебная женская разглядеть его не может, как врага, ибо он этот грядущий хам есть, и подлинный будущий властитель и он же кровный брат и жених и потому и не может с ним ничего поделать панночка и потребна ей помощь подземного демона Вия. Вий это соблазн. И не удержался Хома – соблазнился и был тут же обнаружен. Раз не может сама система увидеть свой изъян и своего врага, то она вынуждена обратиться к некому внешнему объекту. Вий в этом смысле синоним тайной полиции и иностранной интервенции. Но никакая власть не может жить, опираясь только на полицию и интервентов, она обречена, погибнуть при третьем крике петуха вся.

Воистину тема гоголевского «Вия» многогранна и поднимает просто безграничное количество самых различных тем, дополним рассказ историей об еще одном великом писателе земли русской, О Достоевском. Сей славный муж на склоне лет очень сильно переживал о том, что вполне возможно Молчалин то уже сидит в министерском кресле, вот мол какая закавыка... Хам опаснейшее из живых существ, подлейшее и мерзейшее, порождение гнусного, ведьмовского кровосмешения с рабами высших людей уже подбирается к вершине власти империи. Вот он ужас, вот он сбывающийся кошмар людей 19 века. И здесь и сам Достоевский приложил руки к тому, чтобы разоблачить грядущего хама, не допустить его до власти.

Павел Смердяков — один из персонажей романа Фёдора Михайловича Достоевского «Братья Карамазовы» (1878—1880), слуга помещика Фёдора Павловича Карамазова, по слухам его незаконнорожденный сын от городской юродивой Лизаветы Смердящей. Фамилия Смердяков образована от слова «смерд», что значило в древней Руси и, позднее, в Московской Руси — раб, холоп. Воспитанный в обстановке, где над всем господствовал безудержный и злой эгоизм отца, он вырос, не зная ничего святого. Он ограничен, не образован, но у него есть своя логика, оправдывающая любую подлость и злодеяние. Вот и цепочка - Молчалин - Хома Брут(Фома Хам) - Павел Смердяков. Три смерда, рвущиеся к власти и безудержно внутренне ненавидящие страну, в которой им по крови можно было бы быть господами, но они в ней должны были оставаться рабами. Странно, но в какой-то мере и «Война и мир» Толстого тоже история панночки и бастарда. Великолепный, сиятельный князь Андрей Болконский погибает, а его невеста Наташа Ростова достается незаконнорождённому порождению холопки Пьеру Безухову.

История же Бульбы и его сыновей зеркально противоположна истории, рассказанной в «Вие». Сотник и дочь, полковник и сыновья, представляют власть. Казацкое восстание 1637—1638 годов, подавленное гетманом Николаем Потоцким, легло в основу «Тараса Бульбы» и дала конкретные примеры драматических судеб героев. Одним из прообразов Тараса Бульбы является предок известного путешественника Н. Н. Миклухо-Маклая, родившийся в Стародубе в начале XVII века куренной атаман Войска Запорожского Охрим Макуха, сподвижник Богдана Хмельницкого, который имел троих сыновей: Назара, Хому (Фому) и Омелька (Емельян). Назар предал своих товарищей казаков и перешёл на сторону поляков из-за любви к польской панночке. Хома (прототип гоголевского Остапа) погиб, пытаясь доставить Назара отцу. A Емельян стал предком Николая Миклухо-Маклая и его дяди Григория Ильича Миклухи, учившегося вместе с Николаем Гоголем и рассказавшего ему семейное предание. Так что повесть вроде бы полностью основана на реальном материале, в отличие от «Вия».

Но есть, на мой взгляд, и еще один уровень противопоставления, не сразу бросающийся в глаза. Вий – это германо-скандинавский демон, хозяин подземного мира. И сила с ним связанная это сила земная, языческая и колдовская. Стихия подземного мира соприкасается с миром людей, с Миргородом в «Вие». При всей же реальности своей Бульба и его сыновья подобны аса, богам из скандинавских легенд. Эти три персонажа, отец и сыновья, подобно асам живут постоянными битвами и сражениями, они словно не принадлежат Миргороду – Мидгарду, и здесь они лишь гости из небесного града Асгарда, откуда прилетели для участия в бесконечной войне. К тому отметим, что имя Тарас греческое и означает - беспокойный, бунтарь, смутьян. Имя Остап, так же греческое, и означает оно – устойчивый, постоянный. Андрей означает в переводе с греческого языка – мужественный, смелый.

Я это к тому, что персонажи сии – суть определенные стихии собой олицетворяют, а не просто так из пустого каприза так поименованы Гоголем. И если мы посмотрим на то, чем занимаются герои в повести, то отметим, что папаша Тарас – это действительное живое выражение смуты. Он везде, как только появляется, сразу же создает мятеж, революцию, бунт и беспорядок. Человек – майдан. Как только старый Тарас появился в Сечи, сразу же стал подбивать народ к войне, к восстанию. Как не сопротивлялись руководители Сечи, пытаясь сохранить мир, но смута-Тарас все же поджег огонь войны. И полилась кровь рекой. Об этой особенности существа главного героя Гоголь в первом издании сказал намного более прямо, чем позже в отредактированном варианте повести. Сравните. Редакция 1835, часть І:

« Бульба был упрям страшно. Это был один из тех характеров, которые могли только возникнуть в грубый XV век, и притом на полукочующем Востоке Европы, во время правого и неправого понятия о землях, сделавшихся каким-то спорным, нерешенным владением, к каким принадлежала тогда Украйна… Вообще он был большой охотник до набегов и бунтов; он носом и глазом слышал, где и в каком месте вспыхивало возмущение, и уже как снег на голову являлся на коне своем. „Ну, дети! что и как? кого и за что нужно бить?“ — обыкновенно говорил он и вмешивался в дело».
Редакция 1842, часть І:

« Бульба был упрям страшно. Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжёлый XV век на полукочующем углу Европы, когда вся южная первобытная Россия, оставленная своими князьями, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами монгольских хищников… Вечно неугомонный, он считал себя законным защитником православия. Самоуправно входил в села, где только жаловались на притеснения арендаторов и на прибавку новых пошлин с дыма».

Ни одно другое произведение не подверглось такой правке со стороны цензуры и редакторов. Сейчас признается, что ни издание 1842 года, ни издание 1855 года не могут быть положены в основу выработки канонического текста повести, так как они засорены посторонними редакторскими исправлениями. То есть тот «Тарас Бульба» что мы знаем, лишь частично настоящее произведение Гоголя, повесть после многочисленных правок теперь лишь отчасти верно изображает позицию самого автора. Но Гоголь явно понимал, что так будет и поэтому спрятал ряд намёков на настоящее своё виденье той истории, о которой рассказывает его повесть. И эти намеки следует искать в неких несуразностях, которые должны броситься в глаза. "Бульба вскочил на своего Черта, который бешено отшатнулся, почувствовав на себе двадцатипудовое бремя, потому что Тарас был чрезвычайно тяжел и толст". Пуд равнялся 49 фунтам (около 16,38 кг). Так что выходит, что Тарас Бульба весил больше 320 килограмм! Невероятный для нормального человека вес.

Я, конечно, и сам дядька солидный, но мне до такого веса далеко. Видал так же я казаков на Кубани в годы своей студенческой юности, у которых кулак был больше моей головы, но все же и им такой вес явно был недоступен. Так что тут явная несуразица. Потом. Старшему сыну Тараса Бульбы 22 года, а у него пробивается первый пушок. В наше время у парней пушок пробивается в 14-16 лет! Опять несуразица! Народ смеется, Гоголь заврался – с таким ожирением Тарас Бульба с кровати встать бы не смог. А сынок его страдал поздним развитием. Действительно, всё это весьма потешно. Потом вроде события описываются в повести первой половины 17 века, бунт, который подавил гетман Николай Потоцкий, они хорошо известны, о них прямо говорится в повести. А Тараса Бульбу Гоголь между тем называет человеком 15 века. С чего бы это? Так что странного много в повести.

Конечно, легче всего сослаться на то, что Гоголь был писателем мистическим и потому нагородил черти чего. Что возьмешь с сказочника и потому и разбираться смысла нет в его ошибках в тексте, вероятней всего это либо ошибки. Но все же я рискну сделать пару предположений исходя из идеи, что под видом героев повести Гоголь прячет более значимые явления, о которых напрямую речь вести не смеет. Возьмем Тараса, он весит 20 пудов, то есть 327 кг, и еще о нем говорится, что он человек 15 века. Похоже, что нам делается намек автором на некие значимые события 15 века, на то что Тарас связан с этими событиями. Было в это время много интересного в мире. Но боле всего интересно для нас, что много важных событий произошли на территории современной России. Междоусобная война в Великом Московском княжестве. Провозглашение автокефалии русской церкви. Избрание Ионы, епископа Рязанского, митрополитом Московским и всея Руси. Разделение Киевской митрополии на Киевскую и Московскую митрополию. В целом этот период, 15 век, можно назвать периодом становления Московской Руси, как нового независимого государства. 1462 году прекращает Иван III выпускать русские монеты с именем хана Орды. Заявление Ивана III об отказе от ханского ярлыка на великое княжение бросает вызов многовековому игу. А в 1480 году иго окончательно завершается после знаменитого «Стояния на Угре». Московская Русь становится независимым государством. Рискну предположить, что здесь намек автором дается на то, что Тарас есть ментальное отображение Московского царства. 20 пудов! Это воистину великоросс! Да еще и верхом на черте! Явный намек на огромное по территории государство.

Остап верный сын Тараса, так же символ, символ порядка и стабильности. Ему от роду 22 года. Опять же рискну предположить, что в 1837 году миру на территории России было тогда так же 22 года, война с Францией была завершена в 1815 году. Как и должно быть с миром и порядком, он и гибнет в смуте. Причиной гибели порядка, устойчивого положения, является смута и бунт, то есть если судить здраво, то Остап-порядок был обречен отцом Тарасом-смутой верхом на черте на гибель. Весьма логично. Сам по себе порядок не может противостоять революции, смуте и бунту. Чтобы противостоять смуте нужно мужество. Андрей-мужество единственный может пойти против смуты, он это и делает, дерзко бросая вызов отцу-бунту. В разоренной бандами папаши стране Мужество встает на сторону слабейшей стороны, на сторону умирающих от голода защитников города, идет на подвиг ради любви. И так же гибнет в борьбе с отцом-бунтом. Отец Тарас-революция принять такого поступка, предательского перехода на сторону врага, измены народу и вере сына, ясное дело не смог и определил виноватой во всем ведьму-панночку, колдовством погубившую светлую душу его сына. А как же иначе? И он начинает мстить за своих сыновей. После убийства им Андрея, и казни Остапа старый воин отправляется в поход по польские местечкам, справляя тризну по сыновьям, несет смерть и разрушения везде, где появляется. Никого и ничего не щадит, и так же велит себя вести и своим казакам. И при этом особенно жестоко расправляется Тарас с прекрасными благородными польскими панночками, устраивая костры в алтарях польских церквей, и сжигает он в них прекрасных дев, ужасные крики которых от которых бы «подвигнулась самая сырая земля и степная трава поникла бы от жалости долу».

Но смута жалости не знает. И находят свою ужасную кончину польские панночки, там же в алтарях церквей, где нашла свой конец и панночка в «Вие». Всё в этой истории, как в зеркале отображается и переворачивается. И перемешивается здесь и псарь Микитка и Андрей, кои подпадают под власть панночек, погибает Тарас из-за пустяка, так и должно быть в этой зеркальной истории. Избегнув сотни, раз смерти в бою, попадается старый бунтарь и революционер, когда ищет свою трубку в траве. Это один символический слой темы. Есть и другой. И связан он с Ноем и его сынами Хамом и Симом. Согласно Библии, Хам повёл себя постыдным образом во время опьянения своего отца Ноя. Отец проклял Хама и проклятие Ноя пало на потомство его. С тех пор якобы пошло неравенство. Рабы и люди низкого происхождения считались потомками Хама и несли на себе проклятие Ноя. А дворяне и прочие благородные господа считались потомками благородного и верного сына Ноя Сима. Так что в некотором смысле Андрей, предав отца, стал хамом. То есть вновь возникла цепь взаимоотношений панночка - хам. Это с символической стороны истории. Кроме того, раз отец Россия, то сыновья Украина и Белоруссия.

Вероятней всего есть и еще слои символического характера в этой повести, но остановимся здесь, ибо нужно что-то оставить и иным мыслителям, и перейдем к произведению «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Повесть сия, так же прямо противостоит не только повести «Старосветские помещики», как ненависть противостоит любви и доброте, но и повести «Тарас Бульба», как противостоит бунт и мятеж, склоке и неприязни, будучи одновременно и отрицанием и подобием оных. Для меня тут более всего открывается Гоголь, как математик, ловко шифрующий свои подлинные послания и такое впечатление, что все эти повести похожи на картины, на которых сверху нарисовано одно, а под верхним слоем нарисовано нечто иное, подлинное послание. Фига в кармане? Не без этого, но в большей степени вещи, которые было невозможно сказать напрямую в то время в силу разных причин. Конструкция «Миргорода» не случайна и хорошо продумана, в этом нет у меня сомнения. Четыре створки зеркала, четыре повести, отображающие друг друга и создающие бесконечное множество миров, зазеркалье. И в этом зазеркалье Иван Иванович с Иваном Никифоровичем так же становятся одним из отображений жизни человеческой. Склока и распря становится их смыслом жизни, раз самой этой жизнью у них отобрана возможность для иного создания для неё смысла. Опять же интуиция подсказывает мне, что есть и тут в их истории в зашифрованном виде некие послания, но оставлю я их для расшифровки знатокам украинской жизни, поскольку понимаю, что именно украинцы и были главными адресатами посланий Гоголя, ибо явно есть и еще один здесь слой. Слой 4 основ государственности. Армия, судебная система, церковь и просвещение, экономика и финансы. Это дело в первую голову писал Гоголь для своих земляков. И потому сразу перейду к повести «Старосветские помещики». Здесь речь идет, как мне кажется в первую голову именно о экономике и финансах, помимо рассказа о привычке к семейной жизни, которая сильнее страсти, больше чем любовь.

Удивительное дело. В хозяйстве четы Товстогубов царит воровство и попустительство. Хозяев обворовывают все кому не лень. Между тем, они прекрасно себя чувствуют, живут в своё удовольствие, в отличие от тех же Иван Ивановича с Иваном Никифоровичем. У них «благословенная земля производила всего в таком множестве, Афанасию Ивановичу и Пульхерии Ивановне так мало было нужно, что все эти страшные хищения казались вовсе незаметными в их хозяйстве». Сам факт того, что драма этой любви супружеской большей, чем страсть могла стать реальностью говорит о том, насколько было крепким это украинское хозяйство. В другом месте шла бы речь о страдании нищеты и одичания. Пока были живы Товстогубовы их земля процветала, как умерла Пульхерия Ивановна жизнь стала хуже, но лишь когда явился наследник деревня быстро стала сходить на-нет, хотя земля была всё той же. Через полгода новый хозяин разорился, и деревню взяли под опеку. И опека деревню окончательно погубила. Почему так произошло? Почему у стариков помещиков всё процветало, а у наследника, который начал всё нумеровать и пытаться над всем установить контроль всё загнулось? А государственная опека совсем крест положила хозяйству. Почему? Тут не так просто ответить. Можно много чего написать, но я отмечу одно. В хозяйстве четы Товстогубов ставилась целью жизнь сама по себе. Старики не преследовали никаких особых целей. Их жизнь называли пустой, или идилличной критики, но вся их жизнь это труд. Не контроль, не слежка, не преследование воров и тунеядцев, а созидательный труд каждый день и этот труд и создавал столько богатств, что их расхитить сил не хватало у жителей деревни. Опять же и здесь явно есть много разных слоев, но я пишу лишь о том, что лично мне кажется важным. А прочие особенности оставляю для знатоков украинской жизни. Им явно виднее всё в этой истории.

Закончу свой труд ритуальной оговоркой. Высказанные мною суждения, разумеется, ни в коей мере не претендуют на исчерпывающий анализ сборника повестей Н.В. Гоголя «Миргород». Я исходил лишь из права на свое — быть может, субъективное — прочтение данных повестей и такое же их истолкование. Не более того. Впрочем, и не менее. Опять же повторяю, что, на мой взгляд, много еще тайн сокрыто в тексте повестей «Миргорода» удивительного сборника рассказов о жизни человеческой, но останавливаю я свой разбор, и оставляю его знатокам украинской жизни, прямым наследникам своего великого писателя. То что хотел сказать я о «Миргороде» я сказал.

Назад