Блоги

26.10.2016 : 10.41

Конан - украинец

Необходимое предисловие.


Недавно я узнал из интернета о том, что украинская газета «День» порадовала своих читателей литературным открытием: оказывается, прототипом культового героя американской фэнтези Конана-варвара был украинец. Запорожский казак по имени Клит. Гарольд Лэмб американский историк, сценарист, романист и писатель, известный популяризатор истории в 1917 году опубликовал первое произведение о казаке Клите, всего в цикле один рассказ и 18 повестей.


Роберт Говард, создатель Конана и многих других героев, называл Лемба своим любимым автором.

Конан, в описанных Говардом похождениях, некоторое время являлся гетманом «доисторических» запорожских казаков, времён вымышленной Хайборийской эры.


Сама по себе эта информация меня просто позабавила и ничего больше, но тут я увидел, что по информации газеты, в третьей истории Клит-Конан спасает Украину от завоевания калмыками.

Я, как ширый и чисто кошерный настоящий калмык, сразу же оживился и стал искать в интернете эту самую третью историю.

И не нашел.

Сначала я расстроился. Очень хотелось прочитать про то, как калмыкии Украину пытались завоевать.

Потом вздохнул и подумал.

А что собственно там мог написать американец? Явно он всё в своей книжке перепутал и правды точно всей не написал. Слышал наверно сам пересказ правды с третьих рук. А как оно на самом-то деле было, он явно так и не узнал.

Потому я и решил, что лучше мне, не проливать слезы о не найденном произведении, а взять и сразу и правду историческую восстановить на радость всем честным людям ойкумены, и вообще всех порадовать людей честной и чистой совести. Не к ночи она будет помянута.

Так что вот он рассказ мой, честный и единственно правдивый, а там будь, что будет.


Часть первая, в смысле что может быть и вторая.



Легенды гласят, что самый могучий воин Гербалайфской эпохи, тот, кто, по выражению летописцев Марса и Сникерса, "ножищами, обутыми в красные кроссовки Вади Дасса, отпинал самого Микки Мауса и Дартса Вебера, появился на свет, прямо на поле для гольфа с клюшкой в руках, и этим определилась его дальнейшая судьба. От отца, олигарха, он унаследовал богатырскую стать и 100 миллиардов карбованцев и принимал участие в битвах с той поры, как смог держать в руке меч и чековую книжку. От матери мисс вся вселенная и её окрестности он унаследовал тягу к искусству и культуре. И с трех лет был непременным победителем песенного конкурса Гейеростана, а заодно служил рекламным лицом сразу трех парфюмерных фирм уже в колыбели.

Пятнадцать лет было ему, когда захватчики взяли пограничный город Мазда, возведенный еще парочкой братьев Твиксов на исконно украинских землях. Конан был среди тех, кто яростней всех сражался на стенах города и в награду за это получил звание почетного Смартфона. Во время очередной войны с Нокия он попал в плен, бежал в Макдональдс, где несколько лет был профессиональным макдакистом, потом побывал в землях Якитории, где познал великое знание Суши.

Много пришлось ему пережить. Он даже побывал на планете Холивуд, затем дошел до самого Чай Хана и вступил в наемную армию короля Допуза. Там он овладел многочисленными воинскими искусствами, научился держаться в тонусе и стрелять из лука соком. Побывал он и в таких диковинных странах, что всех их и не перечислишь. Года через два он крепко повздорил с командирами и дезертировал из Чай Ханской армии в родные края. И вот он по дороге в родные земли вошел в местность Каен.


В степях Каена на перекрестке трех дорог прямо рядом с трактом, ведущим к великим калмыцким горам, стоял гигантский памятник неизвестному домбристу Дотур–Уга-Дам, а к нему, словно муха к банке с медом пристроилась старинная корчма Тадж Махан. Конан-украинец вошел в корчму и сразу же увидел своего старого знакомого. За одним из столов сидел и поглощал плотный обед Борцик. Борцик был калмыком, лет ему было около тридцати, и он еще раньше, чем Конан глубоко познал путь Суши, и наемником в армии Допуза он стал на год раньше, чем Конан. Правда и сбежал оттуда Борцик тоже раньше, чем украинец. Старые знакомые радостно обнялись, и Борцик попросил крепкую и ловкую, словно павиан, официантку налить для Конана кружку пива.

- Каким ветром тебя занесло в эти края? - спросил Борцик.

- Я возвращаюсь к себе домой. Хочу повидать своих родных – отвечал Конан, отхлебывая пиво.

- И что ты не смог найти более прямой дороги?– подивился Борцик. - Твой дом совсем в иной стороне. Зачем ты сделал такой большой крюк? Это весьма странно.

- Ничего странного в том нет. Я ушел из Чай Хана не с пустыми руками. Прихватил на память о Допузе его чемоданчик со всеми кодами оффшорных банковских счетов. Расшифрую их уже дома. Допуз отправил за мной лучших своих ищеек Майкра и Софта. Эти парни, как показала жизнь, оказались вездесущими. И скрыться от них мне теперь практически некуда. И вот я и решил пройти к себе на родину через калмыцкие неприступные горы. Там они меня не смогут остановить, это точно. Тебе приходилось сталкиваться с этими Майкром и Софтом раньше? – спросил Конан.

- Я много раз слышал об этих парнях, несколько раз сталкивался с ними лично. От них и правда, не так просто уйти. И ты правильно решил идти через наши горы. Но боюсь, они тебя попытаются остановить и здесь. Вряд ли они надолго тебя потеряли из виду. Так что тебе надо спешить – сказал Борцик.

- Ты смог бы стать моим проводником через горы? – спросил Конан.

- Легко. Возьмем здесь свежих лошадей и поедем в горы. Я как раз не знал, чем заняться – ответил Борцик.

- Ты погостишь у меня, пока не надоешь, а потом я тебя отправлю домой с эскортом из лучших воинов моего отца – сказал Конан.

- Лучше с эскортом из красивых служанок твоей матери – ответил Борцик.

И вот Конан-украинец и Борцик отправились в путь. До ночи они успели достигнуть гор. Здесь Борцик предложил направиться в маленькое село, в котором жили два рода Кока и Кола и там переночевать. Туда они и отправились. Но, когда они приехали в село, то увидели, что жителей нигде не видно. Борцик воскликнул:

- Неужели то, что мне рассказали в корчме, правда? Я думал, что корчмарь надо мною подшучивает. А он сказал чистую правду.

- Что же рассказал тебе корчмарь? – спросил Конан.

- Он сказал мне, что в самой глубоком провале калмыцких гор, ожил двухголовый великан Хэдн и Шолдерс. Туда его сбросили в засушенном виде в прошлое его явление в этот мир герои былых времен Швепс и Лимонад. А оживил его вновь некий рядовой волшебник Спрайт. Как это у него получилось, никто не знает. Поднявшись из бездны Хэдн и Шолдерс, собрал на Хурал всех калмыцких вождей и заявил им, что лучшее лекарство от перхоти его меч, после того, как он пускал его в дело, на перхоть ему никто уже не жаловался – сказал Борцик.

- Так и что же он сказал этим вашим серьезным пацанам, кроме того, что он классно решает проблемы с перхотью? – спросил Конан.

- А потом великан обратился к калмыцким вождям с речью, в которой рассказал о том, что украинцы требуют себе компенсации от калмыков за нашествие капут всем хана, а сами между тем не платили дань уже почти шестьсот лет. Вожди калмыков, посовещавшись, решили, что как люди честные и благородные они не могут не принять близко к сердцу заявление украинцев. И поэтому решают засчитать компенсацию за нашествие прошлое, как уплаченную якобы дань за сто лет. Так что теперь осталось сделать новое нашествие сразу и его сразу же компенсировать, вновь, как якобы уплаченную дань еще за сто лет. Её тоже учесть, и в итоге взять себе добычи во время похода ровно, на ту сумму, сколько задолжали украинцы дани за 400 лет. И ни пфенингом больше!

Великан Хэдн и Шолдерс согласился возглавить армию вторжения, за это он заберет под своё управление всю украинскую землю на шестьсот лет. На том Хурал завершился, и было принято решение отправиться в поход – ответил Борцик.

- И с чего ты решил, что всё это правда? – спросил Конан-украинец.

- Да это же ясно как божий день! Ни Коку, ни Колу пулеметом из дома никуда не вытащишь. И если они свалили всей деревней, это означает, что все отправились в поход за халявной добычей. О, великие боги, значит, началось нашествие – воскликнул Борцик.

- Борцик, ты мне друг или как? – спросил Конан-украинец.

- Клянусь тебе священной Тайотой Кароллой, я тебе верный друг. Тем более, что твой папа олигарх – ответил Борцик.

- Ну, так вот – сказал Конан-украинец – нашествие надо остановить. Поможешь мне, и клянусь Ситроеном, ты станешь богат, как два Покемона!

- Ты невероятно щедр, мой брат – ответил Борцик и глаза его расширились в изумлении. – О, ужас. Я стану в два раза богаче, чем Пикачу! Это просто невероятное счастье!

- Но это только в случае, если мы сможем остановить нашествие – сказал Конан-украинец.

- Это фигня. Я отправлюсь на Хурал и заявлю, что китайцы тоже у нас требуют компенсацию за нашествие капут – всем – хана. А между тем и они уже как шестьсот лет дани не платят. Уверен я, что орда быстро забудет о нищей вашей стране, как только услышит о ныне баснословно разбогатевшем Китае. И тогда всеми фибрами души Орда, потянется в новый поход. Но тут одна проблема, великан этот может нам все карты спутать – сказал Борцик.


- Эх, так и быть с великаном я сам разберусь – сказал Конан-украинец. – Ты отправляйся на Хурал, а я между тем вызову на бой великана.


Великан Хэдн и Шолдерс между тем первым из армии нашествия въехал в горы и тут увидел, что дорогу ему перегородил Конан-украинец.

- Прочь с дороги моей, молокосос, иначе, клянусь Блендометом, я снесу твою глупую голову с плеч – крикнул Великан Хэдн и Шолдерс.

- Клянусь, Мегафоном, я сам снесу с твоих плеч обе твои лысые башки – ответил Конан-украинец.

Бой надолго не затянулся, ибо Конан-украинец страшно спешил - ему нужно было успеть укокошить Великана Хэдн и Шолдерса до того, как успеет вернуться за наградой Борцик. Покончив с Великаном Хэдн и Шолдерсом Конан-украинец взобрался на самую высокую калмыцкую гору и оттуда увидел, что Орда направилась на восток. Радостно воскликнув, он пустил коня, вскачь, пытаясь надежно оторваться от возможной погони Борцика. Радостно билось сердце Конана-украинца, за следующим перевалом уже ридна земля. Но тут дорогу ему перегородил улыбающийся Борцик и тихо произнес:

- Ты, наверное, ошибся, я ведь стану богаче Пикачу в три раза. Я прав?

- Ты прав – ответил Конан-украинец и злобно выматерился.

Назад