Блоги

22.08.2020 : 12.07

Когда откроет тайну карт.

«Барон, молчать! Виконт, не хнычь!
Плевать, что тьма народу!
Пусть он расскажет, старый хрыч,
Чем он крапил колоду!
Когда откроет тайну карт –
Дуэль не состоится!»
Игра в карты в 12 году.
Владимир Высоцкий.

Вновь слышу, верные поэты,
Ваш очарованный язык...
Налейте мне вина кометы,
Желай мне здравия, калмык!

Александр Пушкин
ИЗ ПИСЬМА К Я. Н. ТОЛСТОМУ.



Отправив жену к сыновьям в Москву, смотреть за внуками, Юрий Лиджиев, пенсионер из Элисты, решил навестить старого друга. Тот давно приглашал его к себе в гости, но всё времени не находилось для этого визита. А теперь, когда дома делать было особо нечего, Юрий созвонился с Валерием. Тот сказал, что с нетерпением будет ждать желанного гостя сегодня вечером. Друзья хорошо посидели, вспомнили о прожитых годах, обсудили много вопросов, и выпили изрядное количество водки. Потом Юрий вызвал такси и отправился к себе домой. С трудом добравшись до кровати, он мгновенно уснул. Проснулся он оттого, что его кто-то тряс за плечи.

- Вставай, старый черт, думал, что спрятался от меня, так нет, я тебя всё равно нашел, из-под земли тебя достал – кричал какой-то устрашающего вида мужчина с бычьей шеей и огромными, пудовыми кулаками, лицо у него было буквально испещрено ужасающими шрамами, оставшихся после сабельных ударов. Красивый голубой мундир ладно сидел на могучей фигуре.

- Вы кто и что делаете у меня в доме? – спросил Юрий Лиджиев, пытаясь полностью прийти в себя. – Вы прекратите кричать и толкать меня. Я сейчас полицию вызову.

- Пёс! Ты, что настолько обнаглел, что своего командира уже не узнаешь? – закричал незнакомый мужчина и занес над головой элистинского пенсионера свой кулак. - Да я с тебя, изменник, семь шкур велю шпицрутенами спустить. Получишь сто ударов по спине и быстро вспомнишь своего благодетеля, и чем ты ему обязан. Если бы не я, ты бы давно сгнил на каторге. Забыл, кому ты всем обязан?

Поняв, что спорить с незваным гостем непросто, Юрий решил действовать иначе. Он сделал вид, что пытается что-то припомнить. А потом сказал:

- Может я что-то и действительно забыл, вчера с другом мы сильно выпили. Скажите, кто вы и что вам от меня нужно? Голова у меня сейчас плохо соображает.

- Голова у тебя совсем перестала соображать – воскликнул мужчина в голубом мундире. – Я сто раз тебя предупреждал, что водка погубит твою душу. Что прогоню тебя к чертовой матери со службы, если будешь продолжать пить горькую. Но ты допился совсем уж до чертиков.

- Наверное, я действительно вчера сильно перебрал – признал Юрий.

- Ну вот, слава богу, начинаешь приходить в себя, еще немного и ты вспомнишь о том, что ты старый сукин сын служишь под моим началом в жандармском корпусе, при мне состоишь специальным агентом – сказал ехидно мужчина. - Что я Федор Евгеньевич Чарский твой начальник и благодетель. Что моим повеленьем ты определен, службу свою нести под видом камердинера в Английском клубе. Быть оком моим и государевым в этом месте, где собираются все самые известные в столице важные господа в этом твоя служба. И ты всегда с ней хорошо справлялся. А вот три дня назад ты исчез со службы сразу же после великого скандала с игрой в карты, который случился в Английском клубе. В скандале замешаны многие представители самых благородных фамилий. Твой любимчик Александр Пушкин, которому ты любишь желать здравия, когда тот сильно переберет рому, тоже один из участников этого скандала. Ты был там и должен был за всем проследить. Начал я искать тебя, а тебя нигде нет. Я совсем голову потерял, а тут еще сам начальник корпуса сказал мне, хоть душу дьяволу продай, но найди мне своего калмыка. Я и отправился к некроманту месье Жаку Лееру на Васильевский остров. Тот давно у меня был на крючке. Припугнул его каторгой и тот вытащил некое особое снадобье и сказал, что если жив твой человек, то увидишь где он, приняв зелье. Если мертв, то всё равно увидишь его. Выпил я зелье и почти тут же увидел тебя, старый черт. Как и предполагал, еле живого от выпитого вина. Так что вставай и пойдем на службу в корпус жандармов, там тебя быстро в себя приведем.

- Какой ужас – воскликнул Юрий Лиджиев и по щекам его потекли обильно слезы жалости к себе. – Вот ведь люди пьют всю жизнь и белой горячкой не заболевают, а я всю жизнь пил умеренно, в последние годы совсем не пил, и одна дружеская вечеринка и вот результат! У меня белая горячка! На старости лет сошел с ума.

- Ты давно сошел с ума – воскликнул жандарм. – В тот момент, когда сбежал с поста, где тебе было велено службу нести.

Но потом он смягчился и продолжил много спокойнее. – Так и быть оставлю тебя на службе, и бить тебя не стану. Ты главное расскажи подробно всё, что видел тогда в тот вечер в Английском клубе. Пойми. Если раскроем это дело с мошенничеством, раскроем секрет карт, то получим награду. Ты тоже забыт не будешь. Родной, приходи в себя скорее, и поехали на службу. Дай мне руку и давай работать.

- Хорошо, хорошо – не стал возражать бледный, как простыня Юрий. – Давайте я сначала оденусь, выпью чашку чая, а уже потом с вами начну разбираться.

- Где это ты нашел себе убежище? – спросил жандарм. – Дом какой-то странный. И сам ты какой-то странный.

- Здесь всё странное – согласился Юрий и медленно встал с кровати. – Вы правы. И вы сами очень странный. Кофе не желаете?

- Ишь ты! – удивился жандарм. – За годы службы в Английском клубе к кофе пристрастился? Молодец! Хвалю. Выпьем кофе, и прямо тут же начни свой доклад. Поведай мне всё, что с тобой случилось.

Юрий отправился на кухню. Там он быстро подогрел воду в электрочайнике и сделал две чашки кофе. Потом Юрий вернулся в спальню. Отхлебнув кофе из своей чашки, он передал другую чашку мужчине в странной форме. Тот взял чашку в руки, поднес её ко рту и отхлебнул из неё.

- Хороший напиток – сказал жандармский офицер. – Но без рому кофе всё равно я не люблю.

После сих слов Чарский вынул фляжку с ромом и налил немного рома в кофе. Отхлебнул из чашки и тут же буквально растаял в воздухе. Чашка упала и с грохотом разбилась. Черная жидкость растеклась по полу. От неожиданности чашка из рук Юрия так же выпала из рук и разбилась об пол.

- Вот ведь несчастье – воскликнул Лиджиев. – Мало того, что допился до белой горячки, так еще и посуду стал бить. Дела совсем плохи. Если так дальше пойдет, то никакой посуды не напасешься. Ужас! Придется себе металлические чашки покупать.

После того, как гость растворился в воздухе, Юрий окончательно убедился в том, что это был морок, вызванный сильным отравлением алкоголем.

- Пить больше нельзя, даже пиво придется перестать употреблять – сказал он сам себе. – Одним кефиром будем перебиваться.

Постепенно, после того как Юрий выпил лекарство состояние его стало улучшаться. Жене и сыновьям об утреннем происшествии он решил не рассказывать. Зачем их зря пугать. Может быть, это не серьезная болезнь, а просто исключительно явственный ночной кошмар, который бывает иногда и у вполне здоровых людей. Немного успокоившись, Юрий принялся за уборку. Убрал осколки разбитых чашек, вымыл пол, привел в целом квартиру в образцовый порядок. Затем Лиджиев собрался позавтракать. Пожарил яичницу и стал её поглощать без особого аппетита.

- Очень сильно извиняюсь, что снова тебя друг мой побеспокоил - раздался снова вкрадчивый голос жандармского офицера. Чарский возник из воздуха прямо напротив Юрия. Вилка упала из рук элистинского пенсионера.

- Мамочка моя! – горестно воскликнул Юрий. – Я точно умом тронулся.

- Не переживай ты так сердечный товарищ мой – сказал жандарм. – Прости брат, что беспокою тебя, но обстоятельства выше меня. Я при первом моем посещении решил, что ты есть Улан Лиджиев, мой верный агент и к тому же товарищ мой. Мы с Уланом вместе прошли свозь огонь и воду, и медные трубы. В каких только битвах и сражениях не участвовали. Дошли до Парижа. Много раз от смерти спасали друг друга. Так уж получалось, что судьба всегда хранила Улана. Я получил больше ста ран. Улан же бился рядом со мной плечом к плечу в самых страшных рубках – и ни разу не был серьезно ранен. Так он и прошел без единой раны через все войны. Хотя вел себя часто просто отвратительно. Обрюхатил пол Франции. Постоянно пил горькую, а потом с кем-то дрался. Бил нещадно всех кто попадался ему под горячую руку. Много раз я его от трибунала спасал. И после того, как создали корпус жандармский, вместе мы отправились туда вместе служить на новом месте.

- Так что вам от меня нужно, кстати, меня зовут Юрий Лиджиев – спросил элистинский пенсионер.

- Дорогой Юрий извини меня – ответил мужчина в голубом мундире, говорил он теперь тихо, и лицо у него было доброе, как у деда Мороза с советской новогодней открытки. – Обманулся я. Принял тебя за Улана. Похожи вы с ним, как братья близнецы. А нужно мне от тебя друг следующее: Пропал Улан. Он, как я уже говорил, служил в Английском клубе. Там три дня назад произошел скандал. Некий граф из Италии, личность которого вызывает у нас сильные сомнения в подлинности, предложил ряду высокопоставленных российских чиновников и генералов сыграть с ним в карты. Фамилии их я вам назвать не могу, вы не наш агент, и вам я эту информацию раскрыть не могу. И обыграл их на громадную сумму. Причем игра эта показалась, всем кто проиграл нечестной. Карты явно были краплёными. Все кто проиграл, потребовали у графа объяснений. Тот сказал, что он выиграл честно. Если ему не верят, пусть проверят карты. Карты тщательно изучили. Никаких меток, наколок обнаружить на них не удалось. Несмотря на это все кто проиграл в той игре, убеждены в том, что игра была нечестной и потребовали у графа раскрыть тайну карт. Иначе они все вызовут каждый по отдельности графа на дуэль. Граф ответил, что готов стреляться со всеми, кто бросит ему вызов. А как мы узнали, этот граф отчаянный дуэлянт. На его совести больше ста трупов, дворян, коих он застрелил на дуэли. Так что нам нужно срочно, пока дуэли еще не состоялись разоблачить мошенничество и заключить графа под стражу. Если этого не сделать, то будет большая беда.

- Подбросьте ему прокламацию, с надписью - долой царя, да здравствует революция, и арестуйте его как карбонария – посоветовал Юрий, понемногу заинтересовавшийся рассказом мужчины в голубом мундире. – Или наркотики подбросьте. И все ваши проблемы решены.

- Не знаю, что такое наркотики, и знать не хочу, время уходит – сказал жандармский офицер. – Нам нужно быстро обо всем договориться. Я когда выпил кофе с ромом, снова оказался у Жака. Рассказал ему о том, что увидел. Тот мне и пояснил, что ты совсем не тот, кого я искал. Так же он сказал, что раз так получилось, то Улан мой лежит где-то в беспамятстве, то есть он жив еще. Но находится без сознания. Значит, его еще можно спасти. Он точно что-то важное в тот злополучный день увидел. И, похоже, злодеи его постарались убрать. Значит, в Английском клубе у графа мошенника есть сообщники. Сам он не мог напасть незаметно на Улана. И вот ты Юрий можешь мне помочь этих злодеев изловить и спасти Улана от смерти.

- Как это? – спросил Юрий.

- Если ты появишься на службе в Английском клубе, то злодеи испугаются и побегут смотреть на то место, где они спрятали Улана – ответил мужчина. – Так мы и спасем моего друга, а он мне расскажет, что узнал о тайне карт итальянского графа. И учти, я играю с тобой честно. Я мог бы подлить тебе своего рома, и ты бы вместе со мной оказался бы сейчас же дома у Жака в гостях. Но мне нужно чтобы ты сам согласился помочь своему соплеменнику. Тогда нам обоим будет легче добиться нужного результата.

- Как же я попаду к вам? – спросил Юрий.

- Выпьешь немного моего рома и тут же окажешься у Жака – ответил мужчина.

- А как мне вернуться назад? – спросил Юрий.

- Возьми с собой что-то из пищи или напиток какой-нибудь, как решишь вернуться домой, съешь чего-нибудь из твоих припасов и сразу окажешься дома – ответил жандарм. – Я вон по незнанию выпил рома своего и тут же вернулся в дом к Жаку.

- Так просто? – спросил Юрий.

- Попробуй – сказал Чарский и протянул Лиджиеву пробку от фляжки с ромом внутри. Юрий проглотил ром и тут же увидел перед собой неизвестного мужчину, маленького роста, но очень крепкого на вид, одетого в старинную европейскую одежду.

- Вот мы и у Жака в гостях – сказал жандарм, который тут же возник буквально из воздуха.

- Вы успели что-то взять из той пищи, что была у вас дома? – спросил месье Жак.

- Черт! Я ничего не взял с собой, хотя нет – воскликнул Юрий. – У меня с собой есть жвачка. Малиновая.

- Вы берегите её, как зеницу ока, она ваш пропуск для возвращения в свою жизнь – сказал француз.

- Раз вы здесь, значит, вы поможете спасти своего единоплеменника? – спросил жандарм.

- Хорошо, что я должен делать? – сказал Юрий.

- Сейчас мы вас, дорогой мой человек, оденем в форму камердинера, костюм с плеча моего товарища тебе должен быть в пору. И сразу же я со своими людьми отвезем тебя в Английский клуб. Там ты будешь стоять у входа, и кланяться приходящим гостям некоторое время. А там будет видно.

Так, еще полностью не поняв меры той опасности, что ему теперь угрожает, Юрий отправился вместе с жандармом и его людьми на экипаже в Английский клуб. По дороге выяснилось, что Юрий не знал французского языка, коим в совершенстве владел Улан Лиджиев.

- Ничего страшного – сказал жандарм. – Так даже лучше. Стой и молчи себе на посту. Враги испугаются быстрее, когда увидят тебя, странно молчаливым. Подумают, что ты выбрался из тайника и сейчас сам не свой и нападут на тебя.

- Нападут? – спросил Юрий, и глаза его сузились от страха.

- Конечно, нападут – подтвердил жандарм. – Позовут, вроде по делу. Оглушат ударом по голове во время беседы и потащат в потаенное место, где спрятали Улана. Как только они до этого места доберутся, тут то мы их и схватим.

- Мы так не договаривались – возмутился Юрий. – Вы сказали, что враги увидят меня и сразу же побегут в потаенное место, а про то, что они на меня нападут, вы ничего не говорили.

- Может и не нападут – не стал спорить жандарм. – Но кто же их злодеев знает? Ведь могут и напасть. Так что если нападут на тебя, подыграй злодеям, сделай вид, что быстро потерял сознание.

- Вот тебе и раз – сказал тихо Юрий.

- Ну, всё – сказал жандарм. – Вот твой пост. Стой здесь и жди, когда тебя позовут куда-нибудь.

Не дав времени на возражения, жандарм вытолкнул Юрия из экипажа. Элистинскому пенсионеру пришлось занять место у входа в клуб. Вскоре действительно к нему подошел какой-то разряженный, как павлин мужчина и стал на иностранном языке выказывать ему своё неудовольствие. Юрий молчал в ответ. Важный господин, завершив свою тираду, гордо удалился внутрь здания. Потом к Юрию подошел молодой человек и жестом показал, чтобы Юрий шел за ним. Юрий весь напрягся и пошел за юношей, невольно оглядываясь назад, на людей жандарма, которые должны были за ним присматривать. Как только дверь за Юрием закрылась, он получил удар чем-то массивным по голове. Очнулся он темной камере, в которую почти не проникали солнечные лучи.

- Неужели меня потеряли из виду люди жандарма? – с ужасом подумал Юрий.

Вскоре глаза привыкли к темноте. Юрий увидел лежавшего на скамье мужчину. Присмотревшись, он понял, что это Улан Лиджиев. Стараясь не шуметь, элистинский пенсионер подкрался к массивным дверям камеры и стал прислушиваться. Вдруг окно в камере резко открылось, и из темноты раздался насмешливый мужской голос:

- Думали провести нас? Думали выследить нас? Ничего у вас не вышло! Переиграли мы снова вас ребята. Увезли мы тебя так, что ваши ищейки ничего не поняли. И так будет всегда! Сейчас придет хозяин, и тогда начнем допрос с пристрастием. Думали, что брат твой близнец нам всё расскажет, но с ним мы явно переборщили. Он так и лежит тут без чувств, как мертвый с тех пор, как его мы привезли сюда. А ты и за себя и за брата нам всё расскажешь. А потом придет конец твоим земным страданиям. Так что ты не упирайся, всё нам быстро расскажи. Что задумал твой шеф дядя Федор? Людей, каких к нам заслал или засылать собирается. Я тебя сейчас тут оставлю, вспомни всё хорошенько, чтобы ничего не забыть. Предупреждаю, место здесь глухое, кричи, сколько хочешь, никто тебя не услышит, и на помощь не придет.

Тут окошко с грохотом закрылась. Юрий сел на скамью рядом с Уланом. Потом он встал с места и сказал тихо:

- Делать мне тут нечего. Нужно бежать отсюда.

Юрий разломал жвачку на две части, одну засунул себе в рот, вторую часть засунул в рот Улану. В мгновенье ока оба они оказались в квартире Лиджиева в Элисте. Юрий сразу вызвал скорую помощь. Врачи помогли привести Улана в сознание и уехали. Как только Улан стал чувствовать себя вполне сносно, появился в квартире жандарм. Он стал расспрашивать Улана. Сразу выяснилось, что он так ничего и не смог узнать о секрете мошенничества с картами.

- Остается одно – сказал жандарм. – Вам обоим нужно вернуться в камеру. Освободиться из неё и схватить так называемого хозяина.

- Это самоубийство – воскликнул Юрий.

- Тогда я пойду на дело один – сказал Улан.

- Хорошо – сказал Юрий. – Я пойду с тобой.

Жандарм отдал всё оружие, что было с ним калмыкам. И тут же хлебнув рома, исчез, оставив фляжку. Улан и Юрий подготовившись, так же отхлебнули из неё. И тут же оказались в камере. Ждать им пришлось недолго прихода врагов, вскоре дверь темницы отворилась. Неприятель не ожидал нападения. Все враги были обезврежены. Так называемый хозяин был схвачен и передан в руки жандармского офицера.

- Видимо мы больше не свидимся – сказал жандарм. – Жак сбежал. Где искать его неизвестно.

Улан подошел и крепко обнял Юрия. Потом с серьезным видом снял со своей груди награду и вручил её Юрию. Небольшой солдатский крестик.

- Прощайте и не поминайте лихом – сказал Юрий и отхлебнул из маленькой бутылки немного ипатовского лимонада.

А утром следующего дня по скайпу жены увидела на рубашке у мужа награду.

- Юра, откуда у тебя этот крест?

- Родственник ко мне заезжал, Улан Лиджиев, свой крест он мне и подарил – ответил Юрий.

- Я не знала, что у тебя есть такой родственник, Улан Лиджиев – удивилась жена.

- Я и сам об этом не знал – сказал Юрий и на глазах его выступили слезы.

Назад