Блоги

10.02.2018 : 14.17

Дагестанский прецедент.

В Элисте рассказывают такой анекдот. Сидят в камере в Москве арестованные дагестанские высшие чиновники и спорят между собой. За чей арест больше всего на федеральный центр обижаются в народе. Один утверждает, что за мой арест больше всего обижаются в моем селе, второй утверждает, что за мой арест больше обижаются в моем селе и т.д. Спорили, спорили. И пришли к выводу, с которым все согласились. Больше всего на федеральный центр обижаются сейчас в Калмыкии всё население республики за то, что их глава и председатель правительства до сих пор не в соседней камере, а на свободе прохлаждаются.

Действительно, в Дагестане федералы взялись за местных чиновников всерьез. Как сообщает РБК: в отношении задержанных чиновников собраны материалы по статье о преступном сообществе. Задержанным дагестанским чиновникам могут предъявить обвинения в организации преступного сообщества, сообщает РБК со ссылкой на источник в центральном аппарате МВД. Собеседник издания рассказал, что следствие решает вопрос о возбуждении дела по статье 210 УК; для этого, уточнил источник, собрано уже достаточно материалов. В предполагаемое преступное сообщество входили чиновники самого высокого уровня, а также сотрудники правоохранительных органов.

Хотел тут уточнить, что статья 210 является исключительно жесткой и предусматривает наказание в виде заключения на срок от пятнадцати до двадцати лет. А для главарей вообще вплоть до пожизненного заключения под стражей.

В Калмыкии же у нас пока все же такого жесткого отношения федералов к проворовавшимся чиновникам нет. Хотя, конечно, аресты и задержания проводятся, но все же пока в достаточно легкой и не жесткой форме. Главное. Судят всех поодиночке. Никакой групповщины правоохранители у нас не видят в упор. Никаких признаков преступного сообщества нет и быть не может в наших палестинах. Каждый чиновник воровал, получается в одиночку, в тайне друг от друга и от своего непосредственного начальства. Может ли быть это?

А почему бы и нет? Может это не недогляд правоохранителей, которые в этой толпе осужденных чиновников никак не могут узреть никаких признаков преступного сообщества, что вызывает многочисленные негативные отклики в соцсетях, а всё так и есть на самом деле? Это просто последствия местного менталитета. Республиканский наш особый колорит. Тяжелые последствия голодного детства и дефицита игрушек. Наш чиновник с детства привычен, есть украденную пайку, спрятавшись под одеялом, а игрушки крепко приколачивать к полу гвоздями! Так надежнее и безопасней! Ам, никому ничего не дам. На том и стоим, и стоять будем!

Вот и судят потому наших чиновников, каждого по отдельности. Сейчас вот передали дело Ланцанова в суд. А дело Кектышева пока расследуется. Оно к первому делу никакого отношения, как все мы понимаем не имет. Как рассказывают разные люди, сейчас завершается расследование еще одного крупного дела. Вроде, как в ближайшее время попадет в суд дело Дмитрия Монастырского по водохранилищу, в котором мы уже который год должны были всей республикой мочить свои загорелые тела. Но пока никаких признаков завершения стройки там не наблюдается, и искупаться можно лишь только в пыли. А деньги на стройку ушли вроде, как не маленькие. По этому делу потом предрекают наши местные мыслители, могут привлечь еще ряд людей из ближайшего окружения Орлова. Но, понятное дело, каждого по отдельности.

Конечно, народ недоумевает. Как это скоро уже всё окружение Орлова пересажают, а никакого преступного сообщества нет? Как такое может? Выходит, что может.

Назад