Блоги

28.12.2018 : 10.54

28 декабря День памяти жертв депортации калмыцкого народа.

Для тысяч калмыков утро 28 декабря 1943 года стало страшной страницей в их жизни. Женщины, старики, дети были высланы из родной степи в далекую Сибирь.
Кто бывал в музее Варшавского восстания (г. Варшава) поневоле запоминают фразу под портретом Сталина : «И.В. Сталин – воплощение дьявола в 20 веке». Останавливаешься и задумываешься о его роли в судьбах миллионов советских людей. Я – калмычка, но родилась в далекой Сибири, на ст. Копьево Красноярского края. Именно этот адрес указан в моем паспорте. В декабре 1943 года по указанию Сталина калмыков погрузили в товарные вагоны как скот и отправили в Сибирь, фактически на вымирание. Как вспоминала моя мама, Лидия Доржиевна, по пути на каждой станции из вагонов выносили трупы и оставляли недалеко от перрона, хоронить было некогда, поезд шел дальше. Моя бабушка, баба Люба, так мы ее называли, ехала с двумя дочерьми и тремя внучками, причем младшая Кира была еще грудным ребенком и больна, мужчины были на фронте. На каждой станции она посылала дочь, мою маму, за кипятком, поэтому та и видела как из вагонов выгружали трупы. Мама рассказывала как моя бабушка в пути постоянно под грудями держала бутылочки с водой, чтобы потом теплой поить внучку. Я нигде не видела цифр сколько калмыков не доехало до места назначения. Южный народ в конце декабря посадили в товарные вагоны как скот и вывезли в далекую Сибирь на вымирание – такое решение мог принять не человек. Калмыков по несколько семей оставляли на каждой станции, то есть было сделано все для уничтожения целого народа, для уничтожения его языка, культуры. Моя бабушка попала на станцию Копьево Красноярского края (сейчас эта станция находится на территории современной Хакасии). Всех поместили в неотапливаемом бараке, откуда их распределяли по сибирским семьям на постой. Кто-то распустил слух о том, что везут варваров, «людоедов» и люди боялись брать их к себе. И только под нажимом председателя стали разбирать по избам. В первую очередь старались брать семьи калмыков, в которых были мужчины, пусть даже совсем молодые ребята, так как у большинства мужья были на фронте, а в хозяйстве так необходимы мужские руки. Мою бабушку с двумя дочерьми и тремя внучками, одна из которых была еще грудным ребенком, никто не хотел брать. Тогда председатель погрузил их в сани и повез к самой бедной избе на окраине села. Там жила вдова с тремя малышами. Она не хотела брать на постой, пыталась не открывать двери, но в конце концов открыла. Два дня даже не разговаривала. Но надо отдать должное моей бабушке, буквально на следующее утро она расчехлила свою швейную машинку и стала шить. Перелицевала и обновила ее детям фуфайки, шапки, хозяйке подогнала по фигуре солдатскую шинель , в которой та ходила, и вдова оттаяла, увидела, что приехали такие же люди, как и они. Именно то, что моя бабушка успела взять с собой в дорогу швейную машинку спасло ее детей и внуков от голода. Люди шли к ней не шить что-то новое, на это просто не было средств, а починить свою одежду, ушить полушубок, перелицевать стеганые куртки на вате (фуфайки), перешить солдатские брюки и т.д., за это платили ей картошкой, орехами, молоком. Она придумала шить для сибирячек стеганые брюки, которые в морозы были просто незаменимы. Мама рассказывала, что бабушка в Сибири очень тосковала по калмыцкому чаю. И она нашла выход из положения. Сибирячки научили ее заготавливать летом в тайге специальную траву, которая давала крепкий насыщенный цвет и вкус, напоминающий чай. Бабушка моя высушивала эту траву, затем измельчала и весь год варила из нее калмыцкий чай, еще и угощала сибирячек. Причем она научила этому всех знакомых калмычек. Вот так, благодаря героизму моей бабушки, ее предприимчивости, трудолюбию вся семья выжила. Я с интересом слушаю воспоминания старших о жизни в Сибири. И что удивительно, именно бабушки и матери стали основной духовной и физической силой , которая помогла нашему народу выжить в далекой Сибири.

Назад